Первый поход. Август 000 года.
Ласковый август. Щедро дарит он последнее летнее тепло природе, поэтому его и не хватает августовским ночам. Всё тепло отдал август днём деревьям, чтобы успели дозреть яблоки и груши, чтобы поспело все в огородах до первых утренников. Темно-зелёная листва спрятала, может быть, где-то первый жёлтый лист; в лесу, раздвигая старые еловые иголки, высовывают головку белые грибы, а кое-где у старых пней уже появляются первые опята. Светятся в зелёных листьях рубины костяники. Выросли и окрепли птенцы, скоро им предстоит первый далёкий путь. А пока они набираются сил и лишь изредка прилетают к покинутым жилищам. В лесу пахнет грибами, росой и немного осенью.
Высоко над рекой парит большая птица. Снизу хорошо видны её светлые крылья и ярко-белая грудка. Такой ярко-белой грудки с небольшим чёрным нагрудником Странствующий Зоофил не видел не у одной птицы. Это скопа.
Странник что-то заметил на воде, чуть заметно качнулся он, бросился в низ, лишь мелькнули тёмные глаза его, и встрепенулся член. Он был счастлив как никогда. Полизывая язычком скопа, он наслаждался одним из самых лучших моментов в его жизни. Его член прилип к трусам, и тогда он снял их. Он взял в руки скопа, и начал стремительно разглядывать его.
Странник спросил, хочет ли он этого? И тогда не успев повторить вопрос заново, он почувствовал, как входит в его анал клювик скопа.
— Боже, что ты делаешь? — спросил Странник.
— Осматриваю твоё дупло, — ответил он.
— И что же там интересного?
— Ты не понимаешь, ведь мне просто надо спрятаться. Ты поможешь мне?
— Что?! Ты хочешь спрятаться у меня в анале? — возмущённо, но уже с радостью спросил Странник.
— Ну а где же ещё, тем более что это так приятно. Ну, давай соглашайся. Потом так неистово отсосу, что ты пять тысяч лет будешь сидеть на вершине горы, получая бесконечный оргазм.
— Звучит красиво, — ответил я. Давай попробуем, только вот ты не видел мой вазелин?
— Зачем вазелин? В лесу полно всего необходимого. Например, можно обратится к пчёлам.
— Ты хочешь предложить мне мёд? — Удивился Странник. Ну, нет уж, спасибо.
— Слушай, а ты покакай мне на анал, мне кажется, что легко пойдёт!
— Но мне не хочется какать! — сказал скопа.
— Тогда соси у меня, пока сперма не забьёт твой желудок! — с агрессией прокричал странник, стремительно направив член на него.
— С радостью, мой милый друг!
Прошло… ну, например, шестьдесят минут!
— Совсем забыли! Я же хотел спрятаться, ну всё давай как-то решать этот вопрос!
— А что случилось, скопа?
— Да вот, у медведя нынче критические дни, а он из меня хочет тампон сделать.
— Стоп, стоп, стоп! Медведь? ГДЕ?! Сейчас я его вылечу.
— Да не торопись ты так, — отрезал скопа. Он ведь суровый. Он раньше в зоопарке жил, да вот всех соседей перетрахал до смерти, а ещё и директору зоопарка влагалище зубами выгрыз.
— Показывай дорогу, скопа! Проучим мы этого медведя.
Впереди расстилалась золотая дорожка. А где-то можно было лицезреть зелёную блестящую травку, уделанную спермой медведя. Мы пришли к его берлоге, которой у него не было. Просто нам захотелось придумать, что она у него была. Мы представили её в виде огромного
фаллоса. Войти в берлогу можно было, полизав кончик, и тогда сверху лилась водичка, и открывался проход. Вспомнив о проходе, странник почувствовал, как у него зачесался анал, и тогда схватив, он засунул скопа так, что тот вылетел изо рта.
Наконец они увидели медведя. На лице у него было написано Гей . Странник сразу же подумал, что они подружатся.
Ранее. До 000 года.
Проснулся раньше других весной медведь молодой. Первый год зимовал. Встал у него член впервые. Отряхнулся медведь. Потянулся. И пошёл искать дела, куда левая рука поведёт. Бродил да мечтал, совсем ожирел, сперма то забила уж всё. Уж и лето на носу, а медведь всё без дела в лесу.
Стал он присматриваться да прислушиваться. Тихонько ступает, что вокруг — примечает.
Вон дятел на суку: оп-оп, а сам начеку.
— Что делаешь, дятел?
— Что ни день — онанирую, что ни вечер — деревья мечу.
— А это зачем?
— Солнышко меня согревает, да член приподнимает.
— Это как понять-то? — удивился медведь.
Но дятел улетел, и простыл его след.
Не приглянулся ребятам медведь, продолжили они странствовать. Долго бродили, пока не добродились.
000 год. Конец августа.
— Что такое?! Кто там сзади? — спросил Странник.
— Что такое?! Кто там сзади? — передразнили его. — Член в пальто! Снимай одёжку то, приглянулся ты мне, полюбился. Такой милый, славный! Давно не встречал я в этой тайге людей.
Повернулся странник назад. Батюшки! Это же слон, и как он здесь очутился?
— Ну а ты то здесь откуда?
— Эх, братец, забрёл ты в сказку тридцать восемь попугаев! А мы тут уже сам знаешь, сколько лет торчим. Это только в сказке у нас нет половых органов, да и вообще сами по себе мы извращенцы.
— Ну-у-у, такой исторический момент я не могу упустить. Покажи свой член слон. Не воняет ли он? Не затух ли? А где же все остальные?! Что ты с ними сделал? — закричал Странник.
— Говорил мой знакомый покойник, — продолжил слон. Я слишком много знал .
— Ты на что намекаешь гавнюк? Да ты что? Ты считаешь, что я покинул город, и прошёл такой огромный путь, чтоб ты меня поимел?!
И тогда, Странник использовал хобот слона, как фаллос. Тот в экстазе валялся на земле, издавая не человеческие, а соответственно слоновьи вопли.
Растаял слон, слившись с каплями расы. А голубое прозрачное небо радовало глаз и доставляло неистовое удовольствие. С радостью детишки доставали пернатые свои члены, и стремительно дёргали за верёвочки, открывая и закрывая залупки розовые. Их никто не мог поиметь, потому что они этого никому не позволяли. Но трахали они всех, и любили ближнего своего, как самих себя. А любили они самих себя разными предметами: гладкими и шершавыми. Были их аналы широки и просторны.
Нежный воздух дул в различные отверстия. От прохладного ветерка становилось ещё легче и веселее. Светило солнышко, оно было очень ярким, но таким нежным, что на него можно было посмотреть. Зелёная трава, несомненно, напоминала о спокойствие, вводя в медитативное состояние заполненные дырки . Ласковый и нежный август не давал забыть о себе. К вечеру небо становилось розовым, и начиналось время кошечек-извращенок. Мир животных оказался самым прекрасным, и впереди: Странствующего Зоофила подстерегало много вагинальных приключений.
Зима. 111 год.
Наступило самое трудное время! Половые органы трещали от холода. Тепла катастрофически не хватало. Аналы скручивались так, что даже самый сильный ветер не мог проникнуть внутрь. Самые извращенные зверьки старались больше бывать на улице, дабы встретить таких же маньяков как они, чтоб не превратится в ледовых существ, с торчащими снаружи писями, и прочими паразитами сексуального мира.
Рядом с непонятной чудесной местностью находился курорт для буржуев. Большая горка для левых лыжников и придурковатых экстрималов псевдального вида была практически пряма, и рассчитана лишь на старых бабусей богатых сыновей. Но дикие животные быстро всех перетрахали, и переделали живучий городок людей, в святую земелюшку зверей.
Птички. Ну а что птички? Отпустил Странник своего друга скопа в тёплые края. Скопа провёл его по дремучим лесам, через просторные горы, пересекая разные реки и моря. Научил общаться с животными, и выживать в нецивилизованных условиях, что оказалась полезным для Странника. Наконец просто вычищал его анал от какашек и мыл писю протухшую.
Зима! В слове этом слышится и свист вьюги, и тихое шуршание трахающихся животных, и тоскливое завывание ветра в анальных отверстиях.
Утром над белизной спермы поднимается то розовое с красным, то багряное, словно капля крови, солнце. Тогда кажется, будто большой посиневший от холода член расцвёл на Страннике, и машет головкой, зовёт все живое к себе. А вокруг вьются перья фламинго. Это нежно-розовое, золотое писюнье выбегает на небо и кружится, мастурбирует, поливая всех оргазмом.
Красота. Вместо листьев, на ветках деревьях образовались комочки свежей спермы. Каждое утро жители леса удобряют растения, и согревают их, дабы они не погибли. Не свежую же сперму, сдувает ветерок с деревьев, кидая на землю, образуя пушистую поверхность.
Где-то в снежку, четырёхглавый писюн нежится. Странник не позволил себе не познакомиться с ним.
— Привет, а ты кто? — Нежно спросил он (Правда, нежно).
Ничего не ответив, фламинго начал одной головкой нежно водить Страннику по лицу. Странник чувствовал влагу, ощущал капли мягкой жидкости. Он почувствовал тепло, и красные его щёчки ожили, и теперь он мог пригласить одну из головок писюна к себе в ротик, чтоб погрелась она, милая такая!
Но что-то тревожило фламинго, он хотел что-то сказать Страннику. Приняв на себя литр спермы, Странник пошёл дальше. Так странствовал он до марта.
Март.
Прилетели птицы, вернулся и скопа, принёс он плохие вести.
— Привет, мой сладкий! — обрадовался Странник.
— Странствующий Зоофил, странно, тебя ещё никто не убил?
— Ты ведь научил меня, как жить тут, скопа!
Он ошалело посмотрел на Странника и готов был милион раз перекреститься, но не умел этого делать, да и не мог. Они общались долго, и разговор был тяжёлым. Люди совсем затерялись в своём жестоком мире иллюзий, они пришли к выводу, что нужно срочно уничтожить всех животных на Земле, а так же тех отшельников, которые могут с ними общаться.
Странник рассказал ему обо всех своих приключениях. Он поведал ему, как занимался любовью с различными существами. Рассказал и про белочку, про которую вы ничего не знаете. Рассказал ему и про хомячка одного.
Зоофил никогда бы уже не вернулся в город, и не понимал, почему не пришёл в эти места раньше, почему ему не хватало решительности. Но теперь он не на что не променял бы эти места, и зверей. Здесь
полная гармония со зверьками, здесь он не чувствует себя чужим. Он почувствовал себя владыкой гор, лесов и т. д. Нет, не правителем, не иерархиям, а просто Хранителем, жителем той Земли, которую не успел ещё запачкать человек. Он поливал и очищал эти Земли сгустками спермы. Писал тут и какал, дарил Земле все, что у него было, а она отвечала ему взаимностью. Этот Мир абсолютно совершенен, и в этих местах Странник чувствовал себя мудрым душою, целостным и любимым.
Наступила ночь. И вдруг небо накрыло оранжево-фиолетовыми тонами. Странник почувствовал себя Богом зверей. Это было потрясно. Ну такое ощущение просто не описать. Он увидел перед собою всю Землю, как на ладони! А оранжево-фиолетовое небо начало сливаться с ним! Это была энергия Вселенной. Скопа потом объяснил ему, что Странник достиг высшего уровня Силы, и теперь может защитить их от Людей, ежели так пожелает. Теперь ему нужно было разобраться во всём этом. Выбрать, и совершить правильные действия.
Странник, наконец, осознал, что очень любит скопа. Именно того скопа, которого узнал сразу, как нашёл дорогу в этот самый настоящий Рай на Земле. Именно в этот момент он не был готов к каким-либо действиям кроме тех, которые имели отношение к физическому сближению со скопой.
Скопа поцеловал Странника, и тот ответил взаимностью. Переливаясь в чистоте Вселенской Энергии, их сердца полыхали в одном большом котле. Они были счастливы. Нежно поглаживая грудку скопа, Странник заметил, что его вот-вот унесёт волною оргазма.
Март. Первый ласковый дождик напомнил о тех временах, когда Странник жил в городе. Возвращаясь с работы домой, он наблюдал за мрачным пейзажем. Слева от него был забор, а за ним детский садик. Навстречу ему шли люди: серые и подавленные. Город был мрачен: серые дома, серый асфальт, серое загрязнённое небо, и далеко не прозрачный, грязный воздух.
Вспоминается сплошное горе. Помнятся взрывы, убийства, и один лишь гнев, гнев… И он уже больше не смог оставаться там, а пошел, куда глаза глядят. Не думая ни о чём, не даже о жизни и смерти, ничего не оценивая. Бежал он от городов и теперь здесь — на этом чудном, можно сказать, острове.
С Южной Америки пришли новости: американские учёные изобрели биологическое оружие, которое за семьдесят два часа сотрёт всех животных с лица Земли. Да и не только животных, но и насекомых, и прочих живых тварей, не относящихся к Человеку.
Но этого можно избежать в том случае, если хотя бы один человек всем сердцем полюбит других существ. Будет наилучшим образом относиться к ним. Заботится о них, и искренне любить.
333 год.
Все кроме Людей узнали о Странствующем Зоофиле. Но всем было страшно, ведь ему нравится секс, а вот как насчёт светлых чувств — это не было кому-либо известно. Но для самого Странника определение зоофил не было связанно только лишь с извращениями. Он вообще полон загадок. Животные никогда бы не узнали его. Сам же он не догадывался обо всей прелести этого Мира, и смысла существования здесь. Но потом, он полюбил всех настолько, что он достиг не только гармонии с Миром, но и, наконец, обрёл покой сексуальных энергий, и сумел управлять ими.
Постепенно он стал превращаться в гориллу, что очень ему нравилось. Наконец он обрёл счастье, у него больше никогда не возникало каких-либо вопросов. Он уже всё знал, ему всего хватало. Ему было 124 года, и он не подозревал, что проживёт здесь столько, сколько захочет.
Все называли его Богом животных, многие, повстречав его — кланялись.
Все остальные — оставались в своих городах, разрушая себя и свой Покой.
444 год.
С деревьев падали пожелтевшие листья. Вам это известно? Вряд ли вы видели всю красоту этого явления. За весну и лето листья набрали энергии, и теперь стали крепкими для того, чтоб упасть на Землю и дать ей природную силу любви. Нет, они не обязаны были это делать. Им нравилось, и земля была не против этого.
Причудливо солнышко грело Странника. Он был в Земном Раю. Это когда потоки спермы забивают мозги, и трещит пенис. Глаза быстро меняют картинку, успевая разглядеть разных существ. В залупе пениса есть заветная дырка, в которой скрывается меткий глаз. Он открывает тебе всю красоту, не грязную и не страдающую.
В глаза впивалась чёрная депрессия. На одном кончике носа была весна, а на другое старалось ступить Лето. Жара окутала всех, стало невозможно, сердце забило тревогу, мозги закипятились.
В мире животных было странно. Казалось вообще, что они в точности копируют нас: добывают себе пищу, убивая друг друга. Так же как мы втаптываем себя в грязь ради того, чтоб нам было лучше.
Странник же думал только о сексе. Фу, как же это противно. Почему только секс и один секс в таких то чудесных местах.

Мы живём высоко в горах, от аула до аула несколько километров горными тропами. Единственный транспорт — ишаки, они тебе и мерс, они тебе и камаз. Однажды мне нужно было отвезти в соседний аул к замужней сестре пару мешков угля. Путешествие намечалось приятное: день туда, переночую у них, наболтаюсь с сестрой, а утром обратно.
День солнечный, тёплый, слабый ветерок. Только не всё так легко получилось, как я думала. Ишак наш молодой и сильный, но упрямый, хуже не бывает. И надо же было такому случиться, что именно в этот день решил он показать свой ослиный характер. Вначале всё было хорошо, пока мы наш аул не скрылся из виду. Видимо, когда ишак понял, что предстоит дальняя дорога с полной поклажей, ему это не понравилось.
Он то головой мотает, то кричит без причины. Я его и так, и этак. И яблочко дала и пинка под зад. Продвинулись мы с ним почти на половину пути. Вспотела я из-за него и решила немного передохнуть. Уже полдень, неплохо бы перекусить тем, что захватила из дома на дорожку. Как раз тропинка спустилась к маленькой горной речушке. Мостик через неё был дальше по дороге, но я решила срезать путь. Воды было немного, и мы могли перейти речку вброд. Так было бы короче, да искупаться хотелось. Чуть в стороне лежал большой камень, за которым образовался небольшой пруд. Туда мы и направились. Кругом никого, да и за камнем нас никто бы не увидел.
Сняла я с ишака мешки, пусть немного попасётся, пока я искупаюсь. Разделась до гола и бросилась в речку. Вода холодная, кожа сразу мурашками покрылась. Поплескавшись немного, я с блаженством растянулась на нагретом камне позагорать. От холодной воды у меня соски стали твёрдыми, и когда я ложилась на живот, от соприкосновения с поверхностью камня меня пронзило током. Вообще я девушка симпатичная. Из-за меня даже парни один раз подрались. Мой герой тогда меня в горы гулять водил. И там я ему отдалась. Потом такие прогулки продолжались всё лето, пока осенью его не забрали в армию. Я обещала его ждать, но как же было не легко для молодой здоровой девушки, которая познала радости секса. Вот уже скоро год, как он ушел. Иногда, когда я оставалась одна я начинала вспоминать наши с ним прогулки и меня охватывала теплая истома. Тогда я начинала гладить груди и между ног, представляя, что это его руки. От таких ласк я быстро кончала, но это было совсем не то, что хотело моё тело.
Вот и сейчас от этих мыслей у меня проснулось желание. Я легла на спину, одной рукой прикрыла глаза от солнца, а другой начала ласкать пизду. Сколько это продолжалось, я не знаю, но кончить мне никак не удавалось. Я уже совсем было расклеилась от того, что не получилось, как вдруг, услышала новый журчащий звук. Сквозь прикрытые глаза я увидела интересную картину. Мой ишак, про которого я совсем забыла, решил облегчиться. И струя мочи была причиной этого звука. Вы спросите, что тут необычного? Да ничего. Но когда ишаки мочатся, у них вырастает член, который скажу я вам совсем даже не маленький. Никогда раньше, когда я видела такую картину, мне не приходило в голову, что это может так возбудить меня. Видимо моё неудовлетворённое желание повлияло на моё сознание в такой извращенной форме.
Встряхнув головой, я решила забыть эти глупости, быстро перекусила и начала одеваться. Потом я подвела ишаку к сгруженным мешкам, с тем, чтобы опять на него их взвалить и продолжить путь. Только я с трудом подняла на него один мешок и начала крепить ремень, как он дёрнулся в строну и мешок упал прямо мне на ногу. Я взвыла от боли и кинула в него подвернувшимся под руку камнем. В ответ он что-то прокричал по ослиному. Наверное меня обматерил. Я опять подвела его к тому же месту и нагнулась за мешком, как он неожиданно подтолкнул меня и я растянулась на мешке с углём. От обиды хотелось разреветься. Ишак меня не слушался, помочь было некому, а тут
ещё испачкалась углем.
Переждав немного, я решила снять всю одежду, чтобы совсем не испачкать. После погрузки я бы быстро ополоснулась и надела её на чистое тело. А чтобы немного остудить моего строптивца, я решила и его ополоснуть в холодной горной речке. Я вошла с ним в воду и начала обливать его из ладошек. Потом вывела на берег и потянула его к месту, где лежали мешки. Что тут началось! Всё ущелье слышала его возмущённый рев. Ишак всеми силами начал пятиться назад и вырвал таки уздечку у меня из рук. Я поискала глазами, нашла свежий кустик, вырвала его и начала подманивать ослика к себе. Он понюхал воздух, покосил на меня глазами, но не сделал и шагу. А когда я медленно стала приближаться, он резко повернулся и ускакал на несколько метров. Что делать? Пришлось хитрить и унижаться.
Если в это время кто-нибудь случайно проходил мимо он бы увидел такую картину. Я голая ползу на карачках к ишаку с кустиком в руках и ласковыми словами пытаюсь его задобрить. Таким образом, я добралась до него и стоя на четвереньках начала кормить тут же вырванными пучками травы. Он милостиво соизволил принять из моей руки пищу. А я, нашептывая ему ласковые слова, другой рукой стала почёсывать и поглаживать его бока и живот.
Видимо ему это очень понравилось, так как через некоторое время у него началась эрекция! У ишака встал член на меня! Я смотрела и не могла отвести глаза. Медленно я приблизила к его члену свою руку и дотронулась. Он был такой тёплый, мягкий и пульсирующий. Когда я аккуратно сжала член, ишак переступил ногами, но не дернулся от меня. Я приняла это, как сигнал к продолжению моих ласк. Боже, что я делала! Я была, как под гипнозом. Член ишака, словно отдельный живое существа, меня завораживал и притягивал. Держаться было нету сил. Я уже одной рукой дрочила ему член, а второй мягко перекатывала его яйца. Для удобства мне пришлось наклонится к нему поближе. Моя голова оказалась прямо перед его членом — дубинкой цвета баклажана. От него терпко пахло. Я не могла оторвать глаз, член меня тянул и тянул к себе. В конце концов я прикоснулась к нему губами, а потом жадно запихнула себе в рот. Я не думала, поместиться он или нет. Я его хотела, хотела всего, без остатка. Я жадно целовала и лизала нежную кожицу. Я пыталась пролезть языком в дырочку на члене. Я покрывала поцелуями всю поверхность члена и добралась до мошонки. В яростном исступлении я начала вылизывать и яйца тоже.
Боже, что со мной! Такого возбуждения у меня никогда не было! Я готова была лечь под ишака! И я сделала это! Моя уже пизда давно промокла. Она просила член, она желала и требовала в себя член! Я кое-как пристроилась под ишака раком и попыталась запихнуть к себе в пизду эту фиолетовую дубину. Вначале у меня никак не получалось. Моя дырочка оказалась недостаточно большой, что принять в себя член ишака. Я начала яростно тереться пиздой об его член. Одновременно я направляла его в себя, но было больно. Ишак, стоявший до этого неподвижно начал проявлять нетерпение и напирать на меня. Он всё двигал и двигал вперёд своим задом. Вдруг, когда головка члена находилась прямо напротив входа в пизду, ишак резко двинул вперёд и его член вломился в меня. Это было такая резкая боль, что слёзы брызнули из моих глаз и широко разинула рот, но вместо крика из него раздался хрип. Я дёрнулась, чтобы вытащить из себя член, но будто разбух во мне и не хотел выходить. Любое моё движение вызывало дополнительную боль, поэтому я остановилась. Ишак, слов но чувствую моё состояние, опять замер неподвижно. Только его член продолжал пульсировать во мне. Было такое впечатление, будто его член дошел до моего живота, и я чувствую пульсацию где-то в середине своего тела.
Так я лежала под ишаком. В позе раком с оттопыренной попкой и раздвинутыми ногами, натянутая на его член до самой матки. Из моих глаз лились слёзы, а изо рта раздавался жалобный скулёж. Пизда просто горела. Но вместе с тем, не переставала течь.
Когда боль немного отступила, я попыталась опять слезть с члена. Видимо моё влагалище уже приспособилось, и это движение не вызвало во мне такой резкой боли. Когда член почти вылез из меня, я остановилась. Это было сумасшествие, но я не хотела, чтобы член покинул меня. Я вытерпела столько боли и унижения, но так и не получила того, что хотела. Будь что будет , — решила я и уже сама потихоньку начала насаживаться на член ишака. Вместо боли пришло наслаждение, ощущение полноты и принадлежности кому-то.
Медленные и осторожные движения постепенно сменились более быстрыми и энергичными. Я летала! Я была не здесь, моя голова витала где-то в небесах. Настолько было хорошо! Я никогда не чувствовала себя так. Боже, разве может быть хорошо?!
Зверь, родившийся внутри меня, хотел ещё, ещё и ещё! И я давала себя — да, бери, да ещё! Я уже не чувствовала отдельных толчков в матку, всё слилось в единый, затянувшийся прыжок в бездну. Когда летишь с высоты и сделать уже ничего не возможно, тогда начинаешь чувствовать всю прелесть падения с большой скорости. Это ощущение захватило меня. Пред моими закрытыми глазами стояла картина паровоза, влетающего на всех парах в тёмный тоннель. Его поршни двигались туда-сюда, вперёд-назад с бешенной скоростью. Их движение по смазанной и гладкой поверхности было таким красивым, доставляли такое ощущение! И вот наконец паровоз даёт оглушительный сигнал! Пар со свистом летит из трубы.
О! Я кончала и кончала! Моё тело сотрясалось от непрекращающейся судороги. Сперма, внутри меня, выстреливалась и горячим воском разливалась по стенкам влагалища. Ишак кончил вместе со мной. Его хрип подтвердил мои ощущения в пизде. Его сперма, заполним меня до конца, начала выливаться и стекать по бёдрам. Мои движения замедлились, но я не остановилась, пока не выдоила его до конца.
Дальше я ничего не помню. Наверное я провалилась в сон. Это был не долгий, но крепкий сон. Проснулась я, когда солнце далеко перевалило за полдень, пора было собираться и двигаться к сестре. Я быстро сполоснулась. Холодная вода очистила меня, но уже не доставила ту приятную бодрость, как раньше. Быстро одевшись, я посмотрела на ишака. Мне было как-то неловко перед ним, словно я его совратила. Однако он мирно пасся на берегу и не обращал на меня внимание. Как ни странно, на этот раз процедура погрузки мешков прошла без проблем. И мы тронулись в путь.
Всю оставшуюся дорогу я думала о том, что произошло. Было такое впечатление, что это произошло не со мной. Я только спала и видела странный и возбуждающий сон. Только тянущая боль в пизде и моя походка на подкашивающихся ногах выдавала с головой, что это было не во сне, а наяву. Для меня как будто открылся новый мир. Мир ярких красок и ощущений. Хотела ли я повторения сна? Не знаю. Я пока не разобралась в себе до конца и не могла ответить на этот вопрос однозначно.

Алина абсолютно голая лежала на гигантской в человеческий рост плите, устланной шипами роз. Так был со всеми девушками, которых готовили в «невесты» перед ночью торжества. Четыре здоровых от выпитой за день крови пиявки всели на каждой груди. Такие же пиявки висел на половых губках, одну умудрились посадить на клитор. Елозание склизких тел, сопровождаемое бесконечными ядовитыми укусами вызывали боль и отвращение. Но самое гадкое было – двухголовая змея, которую через специальный рог служанки ввели Алине в анус и пизду. Каждый раз когда бедной твари становилось нечем дышать она пыталась вырваться, отползя назад, но проклятый рог сделать ей это не давал, а потому змея ужасно резво шебаршилась в Алинины дырках которые же давно устали от распирающих их инородных предметов покрытых похожим на сопли потом и неприятно щекотящих раздвоенных язычков.
Взять бы эту тварь то придумала такое гадство, да башкой ап стену. Нет, она бы облила его напалмом подожгла в центральной зале в то время, когда все эти ублюдки живут на верхних этажах, собираются на «свадьбы».
Это внезапно появившееся напоминание о предстоящей «свадьбе» ввергли Алину в панический ужас. Она ещё не разу там не была, но, будучи рассудительной, поняла, что происходящее сейчас по сравнению с тем, что будет – это просто невинные забавы. Правда, непонятно для кого. За все время экзекуции палачи ни разу на неё даже е взглянули.
Чтобы немного успокоиться Алина попыталась вспомнить что-то приятное…. Те моменты из прошлой жизни, когда она и думать о не думала о том, что в свои семнадцать лет станет забавой для сотен извращенцев.
В тот день она тоже не могла подумать, что это будет её последний день на матушке земле. Она, как и всегда беззаботная и веселая, плюющая на проблемы и требования окружающего мира (там это было позволительно, так как на безвозмездных началах её крышевали два авторитета: отец, держащий все семь городских рынков, и бойфренд Армавир – первый единственный на город наркобаррон) походкой принцессы вышла из ресторана и направилась в сторону свой машины день был просто чудесный солнце и апрельская свежесть, а парень, глядевший с рекламного плаката, был загорелым и мускулистым, казалось, готов был подарить ей наслаждение прямо сейчас и только ей одной.
Внезапно она почувствовала резкий толчок в грудь. Спустившись с небес на землю, она обнаружила упавшего старика, торопливо собирающего высыпавшееся из сумки барахло.
— Тьфу ж ты блядина !!!! в сердцах рявкнула Алина.
— Дева, ты ведь это не специально, ты ведь не хотела обидеть старика? — Спросило чучело.
Алина ещё раз матернулась и пошла было дальше, но ноги будто вросли в землю.
— Дева, ты ведь мне не ответила. — Напомнил о себе противный старик
— А ты кто бля такой чтоб я тебе отвечала а???? Ты хоть знаешь кто я? Пиздуй гад отсюда пока не пришили.
Из-за этого мерзкого старика, который смет пытаться испортить ей день и собственной не уверенности заставившей её остановиться Алина разозлилась не на шутку.
— Аджанова Алина Вахитовна 1982 года рождения, отец — Вахит Аджанов, известен в специализированных кругах под кличкой Моряк, — рэперской скороговоркой пробалаболил старый пень. — А вот я — Сигим…..
Алина оторопела. Нет, она ни разу не слышала этого имени, но само сочетание звуков вызвал такой ужас, что в пору бежать не разбирая дороги, но на не могла даже пошевельнуться. К её счастью из машины ней выбежал Вадим.
— Алин всё ок? — по голосу явно читалось, что он не хило трухнул за сваю подопечную.

Будь другом пришей эту гниду а?
Облегчённо вздохнув Вадим снул правую руку за пазуху.
— Да брось ты Шумер лучше отпяль сучку давай ты же её хочешь ты же её всегда хотел……
— Ты урод бля ты откуда меня знаешь жопа старая? — Вадим едва не подавился услышав армейскую кличку.
— Я читаю мысли ……
— Да???? Ну нихуясебе !!!!! — Притворно восхитился Вадим, Алина тоже брызнула смешком… — Дед ты чё калдун ? Типа Пидер Пэн на пенсии чтоль????
— Нет, я маг класса сапфир и это правда как и то, что тебя 5 минут назад обманули, продав не 5 гр., а 4,7 и то, что долг Мулат тебе не простил, хотя Армавиру ты сказал совсем другое….
— Бля… да чё ж это…. Я точна тебя теперь завалю …
— Не надо, зачем тебе я займись Ею, – он указал на бледную как смерть Алину, – пошли покажу кое – что. В паре метров за стариком показалась какое- то белое свечение. Вадим послушно шагну к нему.
— Бля дед мороз Армавир же меня живого на куски….
Алина с ужасом заметила, что Вадим боится расправы её жениха, но мысль о том, чтоб отыметь её он уже воспринял. Вадим шел сам, а Алину тянула какая-то непреодолимая сила. Без особого перехода леечная улица сменилась каменными стенами и низким деревянным потолком.
— Не волнуйся ты так, я тебя верну в сегодняшнее утро и ты скажешь что перепил там….
В одной и стен возник экран и Вадим увидел накину хату откуда выходил с утра.
— Никуда не поедешь, и она исчезнет без тебя….
Вадим всё ещё колебался, тогда с потолка упали две массивные цепи, каждая из которых заканчивалась кольцо для рук с мелкими шипами, потом грохнулся стек, плеть…. Вадим от удивления открыл рот.
— Давай всегда ведь мечтал поиметь её именно так.
Со старика сошла печать смерти и если бы не морщинистое в струпьях лицо, ему можно было бы теперь дать лет 40 не больше. Вадим ещё колебался, но вдруг по Алининой одежде сверху вниз поползли разрезы как будто от невидимых кинжалов. И вся одежда, включая лифчик и трусы упали под ноги Алины, разложившись цветком листки которого были обведены красным (невидимые кинжалы оставили на теле Алины кровавые надрезы).
— Да я так хотел, я твой должник старикан. — Вадим, возбужденный таким зрелищем, медленно направился к Алине.
— Мне много то и не надо договоримся о самой бесполезной вещи. Ты мне её отдашь.
— ОК!
Вадим поставил Алину раком и без подготовки засадил ей в жопу. От резкой боли она разревелась, и резко выгнулась, анус загорелся, как будто туда перцем сыпанули.
— ЭЭ блядь так не пойдёт, — сказал Вадим.
Услужливые цепи, ловя его малейшее желание, сами застегнулись на запястьях и лодыжках, разведя ноги и руки в стороны. Две мощные вакуумные присоски подошли к ягодицам и, присосавшись, развели их в стороны. Из стойла (это помещение было хлевом) словно привязанный за верёвочку и изогнутый неестественным образом выплыл бык…. Член, выставленный вперёд как боевой таран эрегировался на ходу.
— Это чтоб ты не Арала, — пояснил Вадим.
Преодолевая сопротивление, склизкий таран вошел Алине в рот.
— Смори гадина укусишь выбьет зубы, — прошипел Вадим. — А ты сегодня срала или нет???? — Спросил Вадим. — Я нихачу ебать немытую.
Из загона «вылетел» второй бык с точно таки же тараном. Только подлетел он сзади и с разгона вошел в Алинин зад. Почти сразу стало нестерпимо горячо. Волна жара из прямой кишки проникала всё глубже.
“Епт!!! Бык ссыт мне в зад, — поняла Алина”.
Через минуту её живот округлился. Похлопав по нему, Вадим щелкнул пальцами, и быка отнесло обратно. Освободившийся анус с неприятными звуками стал исторгать инородную жидкость. Похлопав Алину по пузу, Вадим пристроился сзади и резко вошел в неё, начав орудовать своим хуем так резко, что Алина подумала, что через пару минут её разорвёт пополам. Вадим поменял анус на влагалище, тут же бурно кончив. Через пару минут кончил и бык.
— Ну всё, благодарю старик…..
— Да не за что.
Одна из стен пошла вдруг волнами и Вадим, снова увидев утреннюю хату, шагнул сквозь стену, и рябь пропала.
— Не проснешься ты дебил. — Сказал ему в след старик.
— Почему? Магам всегда в паду держать слово? — Усмехнулась Алина
— Нет просто на данный момент самая бесполезная вещь, что у него была – это душа.
— Пошли сучка тебя уже ждут……
— Кто?
— Узнаешь скоро и поверь ты этому совсем не обрадуешься….
******************
После этого вспоминания о земле обрывались. Она очнулась здесь, когда два дегенеративного вида создания прикручивали её к этой лежанке.
“Только вот падлы не думайте что я буду жертвой …. Всех перебью кем бы вы ни были, — Алина уже поняла что вырваться будет очень не просто но веры не теряла ибо что за человек без веры?”

ЛИЗА. Любой слуга своей Госпожи знает, какой след оставляет в душе тот день, когда встречаешь и узнаешь свою Хозяйку. Это след раскаленного железа. Это день, который для него важнее даты его рождения. Это фатальность, рок, неизбежность. Это судьба.
В тот день я приехала в город. В руках по матерчатой сумке, а в кармане небольшая сумма. Эти деньги я откладывала, чтобы снять комнату. Купив на вокзале газету, я стала просматривать объявления в зале ожидания. Вскоре проголодавшись, решила найти недорогое кафе. Представьте же мое состояние, когда, заказав кофе, я обнаружила, что кошелька нет!
В прибитом состоянии я поплелась обратно на вокзал. Что делать?! Я села на сумку и расплакалась. Что угодно, но не возвращаться обратно! Уезжая, я ничего не сказала отчиму, и теперь боялась его справедливого гнева. А в гневе он был очень строг. Настолько строг, что я решила любым способом как можно быстрее уехать от такой жизни, навстречу любым переменам. И вот итог… Одна в чужом городе, без денег, с паспортом и дипломом в сумке — но могли ли они мне помочь?
Просидела на вокзале до вечера, все надеясь на какое-то чудо. И от нечего делать стала читать свою газету, все объявления без разбора. И вдруг я увидела: Срочно требуется домработница в загородный дом. Оплата достойная. Проживание и питание бесплатно . Наскребла монеты в карманах, и побежала искать телеграф.
У мадам оказался низкий приятный голос.
— Госпожа Ада, — так она назвала себя. — Но ты будешь обращаться ко мне «Хозяйка», детка. А пока приезжай, посмотрю на тебя.
Я была готова на любую работу. Это было чудо, что все так обернулось. За месяц я заработала бы себе не только на комнату, но и на нормальную одежду.
Через полчаса я ехала электричкой, рисуя в воображении образ будущей хозяйки. Интересно, как она выглядит? И возьмет ли меня? А вдруг я ей не понравлюсь? Что тогда?
Наконец, я нашла нужный дом. Дверь открыла высокая хорошо одетая женщина. Я поздоровалась, и она протянула руку для поцелуя. Никогда не видела таких ухоженных аристократичных рук. Бархатная кожа, замысловатый маникюр — мысленно я сравнила их со своими и мне захотелось убрать свои руки подальше. Мадам насмешливо, чуть приподняв бровь, взглянула на меня, и я осторожно, как сокровище, взяла ручку Госпожи в ладони и поцеловала.
— Значит, ты готова быть моей служанкой, — сказала Госпожа Ада. — Служить мне преданно как верная сучка?
Это выражение смутило меня, но лишь на долю секунды.
— О да, конечно, я буду счастлива служить Вам!
— …Хозяйка.
— Да, простите, пожалуйста. Служить Вам, Хозяйка.
— Что ж, девочка, я вижу у тебя есть определенные задатки! Впрочем, это надо еще проверить…
АДА. В общем-то, меня порадовало, что девочка окажется такой смышленой. Видимо, это благодаря отчиму, который частенько поколачивал нашу бедняжку. Сучка на вид была хороша. Однако мне во всем нужна полная уверенность, и потому я приказала для начала снять кофточку и проверила грудь на упругость. Словно невзначай, довольно болезненно ущипнула за сосок, отчего сучка громко вскрикнула, что меня слегка развлекло. Что ж, тест на реакцию сдан успешно. Кого я не выношу, так это партизанок , сжимающих зубы в процессе порки.
Затем я проверила состояние зубов моей юной провинциалочки, а также проверила ее на девственность. Девка была чистой, и трепетно относилась к своей… ха-ха, женской чести . Впрочем, свою прихоть порвать целку я отложила на потом. В мои планы не входило спугнуть
дичь, да и потом, я предпочитаю оттягивать время до десерта. Однако церемониться с девкой я не собиралась, и, словно случайно, засадила ей палец до упора в задний проход. Сучка так завизжала, что пришлось закрыть ей рот.
ЛИЗА. У меня было чувство, что я в западне, но куда деваться? Мой паспорт Хозяйка отобрала, объяснив, что у нее он будет в лучшей сохранности. Уехать к отчиму я все равно не смогла бы, боялась наказания за то, что ушла из дома.
Меня не испугала бы самая грязная работа, но было так унизительно и не по себе, когда Хозяйка осматривала меня как лошадь на базаре. Я даже подумала, что это никакой не Знак, я подумала, что жалею о своем необдуманном поступке. И в то же время я ощутила, как увлажняется ТАМ, когда Хозяйка осматривала меня, ставила на колени, давала пощечины, плевала в лицо. Я была унижена, оскорблена, оплевана — и тут же обласкана, словно в награду за свое унижение.
Я была счастлива, когда Хозяйка гладила меня по голове как собачонку, когда она оттягивала вниз мою грудь как последней сучке, я была счастлива целовать ей ноги и облизывать по-собачьи господскую руку. Это напомнило мне случай, когда после наказания отчим говорил встать на колени, просить прощения и целовать ему руку. Другой рукой он гладил меня по голове и говорил, что на этот раз прощает меня. О, это такое счастье — искупить вину и быть прощенной!
АДА. Моя девка вся дрожала, когда я приказала ей лечь со мной в постель и ласкать меня. Всю, с головы до ног. Исключительно языком и губами. Когда она дошла до низа живота, возникла заминка.
— Простите, Хозяйка, но ТАМ я не могу, — сказала эта тварь.
Отвесив ей пощечину, я велела убираться вон. Прямо сейчас. Эта девка, видите ли, осмелилась брезговать моей п…дой!
— Да это честь для тебя, целовать мою п…ду, — сказала я сучке.
Я была вне себя. Она плакала, умоляла на коленях не принуждать ее делать все эти мерзости , но я была непреклонна. К тому же вид ее заплаканных глазок, сложенных в мольбе рук только распалил меня еще больше.
ЛИЗА. О, Госпожа была жестока со мной в ту первую ночь! Я умоляла ее сжалиться, но глаза Хозяйки горели недобрым огнем порока. Я еще не понимала всех этих вещей, и мне было страшно.
Тогда я попыталась побежать к двери, но Хозяйка схватила меня за волосы и стала так таскать по комнате. А потом, отшвырнув меня на пол, зажала мою голову между колен и стала мочиться мне на лицо и в рот, заставляя глотать. Потом принудила вылизать ее насухо, и тело Хозяйки, пока я лизала ее ТАМ, сотрясалось от оргазмов. Затем мне пришлось слизать с пола остатки того, что она назвала золотым дождем .
Я хотела умереть. Я чувствовала себя грязной, порочной, оскверненной. Уже было все равно, какое унижение меня еще ждет. Мне казалось тогда, хуже этого быть не может.
Потом только я поняла, что это было только начало…
АДА. Остаток ночи моя сучка провела запертой в туалете. Это должно было стать ей уроком, ГДЕ ей место.
Проснувшись ближе к обеду, я часок понежилась в постели, послушала музыку, а потом неспешно спустилась на первый этаж. Когда я открыла дверь отхожего места, запах мочи ударил в нос. Лиза спала, положив голову на крышку унитаза. Я приподняла ее слипшиеся волосы и полюбовалась ее лицом. Маленькая моя страдалица, я припасла для нее новое испытание. Впрочем, я подождала будить свою сучку. Уж слишком возбуждающее было зрелище даже для меня, пресытившейся самыми пикантными издевательствами, что могли прийти в голову. Что-то было по-детски трогательное в этой коленопреклоненной позе, в этой беззащитности попранной добродетели.
Только одна деталь портила всю картину: стоячая грудь моей рабыни. Нужно сказать, я предпочитаю отвисшее вымя. Когда оно беспомощно болтается, словно мяч, который хочется подбросить. Впрочем, у меня было достаточно времени, чтобы заняться исправлением этого дефекта.
ЛИЗА. Я проснулась вся пропахшая мочой, в ужасном виде, мои лоб, грудь и другие части тела были исписаны грязными словами.
Хозяйка велела не умываясь сходить в магазин. Я пыталась упросить ее разрешить мне умыться, но она пригрозила вышвырнуть меня голой…
Это было ужасно. Люди то и дело оборачивались на меня. Шептались, показывали пальцем и смеялись. Наконец я купила продукты и побежала к дому Хозяйки.
Но, как оказалось, я рано радовалась! Госпожа с порога приказала раздеться донага и вползти в дом только после того как я вылижу ей ступни.
— Тогда я прощу твое упрямство, детка, — рассмеялась она.
По улице за оградой то и дело проходили люди. Боже мой, я всей спиной ощущала их взгляды, пока делала все это! Вдобавок ко всему Хозяйка приказала прогнуться в талии и вилять задом. Стыдно сказать, но я была такой мокрой, что у меня потекло прямо по ногам и оттуда на коврик перед входной дверью. Естественно, и это мне пришлось слизать…
АДА. Что ж, это было неплохое развлечение — обучать сучку с огурцом в попе подавать на стол (жаль, из друзей никого не было), грызть кости, которые я бросала на пол, и доедать объедки из собачьей миски. Со связанными за спиной руками, разумеется.
Особенно развлекла меня игра в поймай кость зубами . Я просто умирала со смеху, глядя, как в разные стороны дрыгается оттянутое вниз грузиками вымя моей сучки. Еще была в программе, кажется, игра в пинки. Задача девки была, ползая на коленях, уворачиваться от моих пинков. В силе удара я не сдерживалась, да и зачем? Зад моей девки, весь в синяках, я сфотографировала в разных ракурсах.
Особенно пикантно вышел снимок, где вид суки сзади на четвереньках, и со стороны ее зада видны оттянутые вниз грузиками сучье вымя и п…да.
Нет, натурально, эта девка меня заводила больше чем все предыдущие. Во-первых, свежачок, во-вторых, естественность реакций, а в-третьих — взгляд.
Тот, кто понимает толк в утонченном унижении, знает, как заводит униженный взгляд оскорбленной гордости. Поэтому для меня важно, чтобы гордость изначально присутствовала, иначе получается что-то наподобие неподсоленного блюда.
Эта девка положительно была гордой. Ее гордость, как ни странно, уживалась с послушанием — и это была гремучая смесь! С виду покорная овца, это была пороховая бочка, готовая взорваться в любой момент. Я знаю, о чем говорю. В тот период девка либо взорвалась бы, либо окончательно бы покорилась. Я не раз ловила ее возмущенный взгляд, который говорил о накале и борьбе эмоций.
Мне нравилась эта игра тем больше, чем больше в ней было доли риска. Близился день восстания и бунта, и я лишь подогревала тщательно скрываемую сучкой обиженность . Конечно, я была к такому повороту. Я его просчитала вплоть до мелочей. Впрочем, я хочу, чтобы сучка сама начала с описания того дня.
ЛИЗА. Хозяйка, я была недостойна Вас! Теперь-то я понимаю, что честь называться рабыней можно заслужить только болью и унижением. Но тогда…
В тот день Хозяйка пригласила друзей. Это были несколько импозантных мужчин. При входе я, в фартуке на голое тело, должна была снимать им обувь, которую они предварительно вытирали мне о спину, и переобуть их в тапочки для гостей.
Дальше
— больше… Гости расположились в гостиной, я служила обеденным столом, пепельницей для тушения окурков (эти следы на моих спине, ягодицах и груди до сих пор). Затем по приказу Хозяйки делала минет ее друзьям. Мне не приходилось ни подходить, ни подползать к очередному мучителю. Как только я проглатывала очередную порцию спермы, тут же следующий по кругу притягивал меня к себе за уши или за грудь. Затем, по второму кругу, я должна была вылизывать гостям задний проход. Все остальные при этом внимательно наблюдали и давали советы, как правильно орудовать языком. Все это снимала на видео сама Хозяйка!
Может, мое описание смутно, но это потому, что все происходящее казалось мне сном, кошмарным сном… Затем была игра в бильярд — лузой служила моя промежность. Полет ласточки — меня ставили спиной к гостям, приказывали раздвинуть шире ноги, наклонить спину и развести руки в стороны. Затем мне давали пинка, так что я летела вперед, и должна была после угадать, чья нога пнула меня. Затем хождение на руках по столу — господа соревновались в меткости, бросая жестяные банки мне в лобок.
Я делала все эти вещи как в бреду, не видела перед собой ничего, только Хозяйку с камерой на оголенном плече. Так соблазнительна она была в вечернем платье. И так жестока была ее циничная усмешка.
АДА. Что ж, все так и было. А напоследок был десерт . Один из гостей поставил ее раком, лицом к себе, и сидя в кресле, зажал ей голову коленями. В зал ввели пса. Это был дог, порода и стать чувствовались в каждом его движении. Видно было, он понял, что от него ждут. Впрочем, для дога это было не впервой.
Пес лениво подошел к жертве и не спеша взгромоздился сзади. Тут же чья-то рука из гостей услужливо помогла ему войти в сучку. Девка что-то замычала, хорошо ей предварительно вставили в рот кляп.
Дог был аристократ во всем, даже в е..ле. Царственно положив лапы на плечи сучке, он невозмутимо, с толком и расстановкой сношал ее.
Не дожидаясь, пока пес кончит, его ствол вынули из дырки и вставили сучке в задний проход. Она так извивалась и мычала, что зажимавший ее коленями расстегнул ширинку и, сняв со рта жертвы кляп, дал отсосать еще раз.
Наконец пес кончил и лениво слез с оттраханной во все щели девки. Вскоре кончил и наш джентельмен. Сучка осталась стоять в той же позе, и сперма, смешавшаяся со слезами и соплями жертвы, стекала с ее лица. Она была просто никакая.
Оценив ситуацию, я дала одному из гостей ошейник с поводком и дала знак увести ее.
— Куда? — спросил тот.
— На коврик у моей кровати, разумеется.
Он одел ей ошейник и, дав пару пинков, повел ее к двери. По ногам ползущей на четвереньках б..ди стекала кровь сорванного цветка девственности. Жаль, это была не я. Впрочем, это была бы слишком большая честь для шлюхи, позволившей псу ее е..ть.
ЛИЗА. Тот господин швырнул меня на пол, затем приковал цепью к ножке кровати и приказал встать перед ним на колени.
— Детка, ты неплохо завела нас всех. Ты просто прирожденная шлюха. Пожалуй, стоит тебя еще кое-чему подучить, — сказал он. — Е..ть тебя я, пожалуй, не буду, уж слишком от тебя разит псиной. Короче говоря, я хочу проверить твою пасть на быстроту реакции, сука.
С этими словами он расстегнул ширинку, и мне в лицо нахально уперся его жезл власти.
— Ты что, забыла, что ему следует воздать почести, грязная х..ска? — с этими словами он несколько раз ударил меня по щекам членом.
Я поняла, что от меня требуется, и поцеловала его х..
— А теперь, — довольно сказал мой мучитель, отдалившись на некоторое расстояние. — Ты должна поймать струю ртом. И чтобы ни капли не пролилось из твоей пасти, дешевка.
Струя вначале ударила мне в лицо, а затем я приноровилась подставлять рот и живо глотать. Правда, это удалось не сразу, и немного мочи стекло по моим грудям и животу на лобок.
Когда струя стала уменьшаться, господин подошел ко мне и, вставив член мне в рот, облегчился до конца. Когда я слизала остатки мочи со ствола, дверь открылась.
— А, развлекаешься, брателло, — рассмеялся он и вошел в комнату. — Мне кажется, ты слишком добр с этой потаскухой.
С этими словами он подошел ко мне и, схватив за волосы, ударил в глаз. А потом, когда мой крик стих, ударил в другой. Из моих глаз посыпались искры, и я закричала:
— За что? За что Вы бьете меня?
Господин взял меня за подбородок и, ухмыляясь, ответил:
— Чтобы сбить с тебя спесь, шлюха. Чтобы твой взгляд был направлен на пол, когда с тобой разговаривает Мужчина. А теперь помоги мне снять брюки и поживее.
Сдерживая слезы, я выполнила приказ. Господин повернулся ко мне спиной и, широко расставив ноги, приказал:
— Лижи мне зад, сука.
Я уже была обучена за этот вечер, как правильно лизать зад, и старалась изо всех сил. И тут газы ударили мне в нос. Я отпрянула, но второй господин, схватив меня за волосы, ткнул носом в анус.
И тут что-то отвратительное стало извергаться из заднего прохода моего мучителя.
— Глотай, сука. Покажи нам, как ты это делаешь.
О, я не могла поверить — я должна была есть его дерьмо!
Вначале мне показалось, что меня вырвет. Это было ужасно — запах, вкус, сама унизительность моего положения. Но со второй порции пошло легче. Я разжевывала, глотала, и опять разжевывала и глотала.
— А теперь отлижи мою задницу до блеска! Чтобы она сверкала!
Я, стараясь изо всех сил, выполняла приказ. Самое сложное было с кусочками дерьма, застрявшими в волосках зада господина, но я приноровилась.
По-барски потрепав меня по щеке, господа удалились, заперев дверь на ключ. Я осталась одна, в темноте, прикованная цепью к кровати. Я была обесчещена, растоптана, унижена, и во мне все кипело. Слабый лунный свет через створки жалюзи освещал мое оскверненное тело, и я взглянула на зеркало напротив себя.
Когда же я увидела свои опухшие глаза с огромными синяками, жалкий свой вид, случилось странное. Я невероятно возбудилась и, теребя рукой свою девочку , кончила. Что со мной стало? — ужаснулась я своему падению, когда влага оросила мою руку.
АДА. Да, вечер прошел неплохо. Поднимаясь наверх после утех со своими гостями (по правде сказать, все еще не насытившаяся), я подытоживала все его плюсы. Во-1, я неплохо заработала на своей девке. Во-2, она понравилась джентельменам, и я не исключала возможность в следующий раз поднять цену. В-3, видео получилось удачно, так что мои доходы возрастут еще на порядок. В-4, меня, как-никак это несколько развлекло. Пожалуй, на следующий раз, с девкой можно вообще не церемониться.
Когда я увидела, в каком виде моя рабыня, мое настроение испортилось. Эти ублюдки могли бы проветрить комнату! И спросить разрешения издеваться над моей собственностью! И не портить товарный вид моей вещи! И вообще, заплатить за дополнительные услуги! Сколько убытков от этих ублюдков! Пожалуй, в другой раз я их самих
публично выпорю! Нет, возьму в два раза больше, или видео получат их женушки!
Я была зла, очень зла, но от этой мысли мое настроение поднялось.
Отдав девке распоряжения, я отправила ее в ванную. Неплохо было бы посадить ее в собачью будку, чтобы она не портила мне кислород, но я рассудила, что в состоянии аффекта она может чего-доброго убежать или позвать на помощь, а это в мои планы не входило. Займусь ею завтра , — решила я. В конце концов, слишком жирно для этой дешевки, чтобы с ней столько возились.
ЛИЗА. Когда я вернулась в комнату, Хозяйка спала. Сначала я примостилась на коврике, но что-то не давало мне уснуть. Во мне все бушевало, кипело, и одно только дыхание Хозяйки — о, простите, Госпожа недостойную Вас тварь!- только распаляло мои чувства. Во мне боролись два чувства — желание мести и страх. Я решила убить Хозяйку, раз уж мне не смыть свой позор.
Я подошла к кровати. Лицо Хозяйки было беспечно, как у ребенка. Даже не верилось, что эти нежные губы может тронуть жестокая усмешка. Хозяйка, я любила Вас с того первого дня! Я готова была стать для Вас всем — собачонкой, служанкой, рабыней! Но в тот миг я ненавидела Вас, и во мне говорила гордыня.
АДА. Разумеется, я не спала. И время от времени следила за позами и жестами своей вещи. Бояться? Что вы! Это было для меня таким же развлечением, как любая азартная игра.
Я намеренно не подстраховалась оружием или наручниками. Это было бы слишком предсказуемо и банально.
Когда руки моей девки стали сдавливать мою шею, я выждала момент и одной левой сбросила ее с кровати на пол. Сучка завизжала, и этот бабий визг мне подействовал на нервы.
ЛИЗА. Я ударилась головой о какой-то предмет, и у меня пошла кровь. Закричала я не столько от боли, сколько от неожиданности и страха перед наказанием.
Хозяйка невозмутимо сказала спуститься вниз и приложить лед. Наверно, так же спокойно, владея собой, она избавилась бы от моего тела…
Выполнив приказ, я вползла в комнату и увидела Хозяйку, стоящую спиной ко мне, у окна. В ту ночь было полнолуние, и холодное сияние ночного светила только подчеркивало горделивую стать ее силуэта. Мне захотелось тут же броситься к ее ногам и, целуя пальчики ног Хозяйки, умолять о прощении. Сдерживало только чувство, что я недостойна этого.
АДА. Я предложила служанке получить свои документы и гонорар. Я сказала, что она может подыскать себе другое место, если хочет. Что я сожалею о дурном с ней обращении. Но, разумеется, это была всего лишь игра. Я знала, что моя сучка останется со мной. Барьер был пройден, все карты были в моих руках. Девка лишилась остатков достоинства, стала готова абсолютно на все, и я знала, что если она и уйдет, все равно вернется.
ЛИЗА. Да, потому что я поняла, что моя Хозяйка для меня как наркотик. Я не смогу без нее. Да, я превратилась в Ничто, но я хочу быть ничем только ради Госпожи! И когда Хозяйка разрешила подползти к ней и целовать край ее одежды, я умоляла ее простить меня, наказать меня, но не прогонять.
АДА. В эту ночь я имела свою сучку. Е..ла во всех позах, во все дыры. Страпоном, рукой, бутылкой. Моя девка оказалась страстной сучкой, и ее всхлипывания, стоны, крики заводили меня все больше. Особенно мне понравилось, сношая эту б..дь, заставлять смотреть в глаза — у нее было такое униженное лицо с синяками под глазами. Что ж, надо признать, коллега оказал мне неплохую услугу. Я просто тащусь от вида избитых б..дей, пожалуй ничто другое в сексе меня так не заводит.
ЛИЗА. После той ночи и я, и моя жизнь изменились. Я обрела смысл жизни — служение своей Повелительнице. Любой приказ я исполняла беспрекословно и с радостью. Чистка туалета, вся бытовая работа, уход за ножками и обувью Госпожи. Каждую минуту я старалась услужить, чтобы доказать свою преданность. Порку до крови, плевки, пощечины, истязания, унижения на людях, групповые изнасилования я воспринимала как милость, которой я недостойна.
Я благословляю тот день, когда Хозяйка заклеймила меня как свою собственность. Эти слова на груди — Моя б..дь , и слова внизу живота со стрелкой вниз — Моя дырка . Конечно, я недостойна слов рабыня Ады , ведь моя грудь, отвисшая как у суки, ощенившейся раз пять, недостойна того, чтобы на нем было выжжено имя Госпожи.
Сейчас я вынашиваю ребенка для своей Госпожи. Хозяйка нашла красивого юношу — производителя , и я забеременела от него. Ведь тело Госпожи не создано для того, чтобы вынашивать, или чтобы кормить грудью, как это делают даже самки животных. Я чувствую в себе новую жизнь, и посвящаю ее Госпоже, как и свою.
АДА. Я хотела бы наследника, продолжателя рода. Мне как-никак уже за 30, и пора бы об этом позаботиться. Моя сука меня невероятно возбуждает своим беззащитным выпирающим пузом и набухшим выменем. Жаль только, эту корову ни пинать, ни пороть особо сильно нельзя. Впрочем, иногда я даю ей под зад, когда она недостаточно старательно моет полы, и так забавно она падает, прямо как мячик.
Когда сучка наконец родит, найму кормилицу. Моего ребенка не должна кормить рабыня. Он не должен впитывать в себя рабскую покорность с ее молоком. А чтобы молоко не пропала зазря, я придумала новое развлечение — пускай кормит грудью щенков.
В конце концов, для суки это естественно. Хотя… наверно, к этому времени я расстанусь с ней. Фигурка расплылась, гордости во взгляде нет. Одним словом, неликвид… И потом, сейчас мне нравятся девки помоложе, со стоячей грудкой. А этими сиськами только в футбол играть. Да, я сама приказала оттягивать их. Но я ведь не виновата в том, что мои вкусы поменялись. И какой от этой коровы толк? Разве что снимать ее для любителей беременных сук.
ЛИЗА. Нет, этого не может быть! Именно теперь, когда я готова на все, Хозяйка прогонит меня? Но ведь я не смогу без своей Госпожи!
АДА. Пожалуй, я продам свою девку одной старушенции. Ей нужна обученная рабыня, думаю, я сорву неплохой куш. Кстати, я на днях как раз дала новое объявление, и уже есть несколько молоденьких претенденток… Лиза, обуй гостя, ему пора.
ЛИЗА. Да, Хозяйка…

Тим смотрел в окно, выходящее на его задний двор. Он заметил, как в соседнем доме открылась дверь и оттуда вышла его соседка Катя, стройная худенькая красавица лет семнадцати — девятнадцати, которая, оглянувшись по сторонам, развернулась лицом к своему дому, тихонько позвала:
— Кинг ко мне!
И тут же из двери показалась огромная роскошная собака, его собака! Это была собака Тима! Поначалу он не хотел придавать этому никакого значения, но затем любопытство взяло верх. Тим решил выйти во двор и узнать что происходит. Он вышел из дома и, обойдя его, направился к заднему двору.
— Эй, Катя, что ты здесь делаешь?
Катя оглянулась. Она не знала, что в это время ее сосед, хозяин собаки будет дома! Она запнулась.
— О гм … привет Тим… Я только … разговаривала с Кингом. Я надеюсь, что Вы не возражаете. Вас часто нет дома, и он кажется настолько одиноким.
Она наклонилась и погладила голову собаки.
— Нет, я не против. У меня только один вопрос. Я видел, как вы выходили вместе с Кингом из вашего дома, зачем ты таскаешь его туда?
Сердце Кати бешено забилось.
— Уммм … я не знаю…. — Она попыталась уйти. — Я не буду делать этого больше.
— Кать подожди, — сказал Тим.
Она остановилась.
— Ты делаешь там с Кингом, что-то такое, чего не хочешь, чтобы кто-либо увидел? — Он ухмыльнулся.
— Ничего такого Тим, честно, я ничего не делаю, — сказала Катя, густо покраснев, — мы просто играем.
— Хорошо, я думаю, что мы сейчас пройдем ко мне домой, и ты покажешь мне как вы играете.
Катя смутилась и несколько секунд колебалась, не в силах принять какое-либо решение, пока Тим не сказал:
— Если ты откажешься, мне придется пойти поговорить с твоей матерью о том, что я думаю, ты с ним там делаешь!
— Нет, пожалуйста… нет.
Катя думала уже повернуться и убежать, но побоялась. Она не знала, будет ли он действительно разговаривать с ее Мамой или нет. Поэтому она осталась стоять на месте. Тим позвал Кинга и направился к дому.
— Пойдем, — сказал он девушке и взял ее за плечо.
Они зашли в дом и прошли в гостиную. Тим сел в кресло в углу комнаты, а Кинг лег на пол перед ним.
— Итак… так, что вы делаете? Куда в вашем доме ты его приводишь?
Катя опустила голову и боялась поднять взгляд на своего соседа. Девушка была сильно напугана. Почти шепотом она ответила:
— В мою спальню.
— Понятно, и что там? Похоже, ты разрешаешь Кингу смотреть, как ты переодеваешься после улицы? — спросил Тим.
Катя кивнула.
— Хорошо, представь, что ты дома и покажи это Кингу сейчас снова.
Катя умоляюще взглянула на Тима, но он только поднял брови, как будто спрашивая, в чем проблема? Девушка решила, что она только сделает то, что он спросил и на этом ее унижение закончится. Она сняла свою белую футболку, и аккуратно положила на рядом стоящий стул. Тим внимательно смотрел на девушку.
— Теперь лифчик, — сказал он, указывая пальцем на грудь соседки, — ты же снимаешь и его не так ли? Сними и положи его рядом с футболкой.
Катя завела руки за спину и расстегнула лифчик, чуть поведя плечами, она скинула
бретельки и, сняв лифчик, положила его на стул. Девушка беспомощно попыталась прикрыть свои небольшие упругие грудки руками.
— Хорошая девочка, теперь юбка, ведь ты не остаешься дома в юбке?
Прикрываясь одной рукой, другой она расстегнула молнию бежевой юбки и, качнув упругими бедрами, опустила ее вниз, юбка упала к ногам девушки.
— А трусики? Я готов поспорить, что такая ухоженная девушка обязательно меняет после улицы свои трусики?
Катя, сгорая от стыда, молча подцепила рукой резинку трусов и стянула их вниз к юбке лежащей на полу соседской комнаты. Теперь, полностью обнаженная, она стояла перед своим соседом.
Девушка определенно красива, — подумал Тим . Длинные золотистые волосы спадали на ее изящные плечи, упругая грудь была по-прежнему стеснительно прикрыта рукой девушки, вторая рука, протянувшись вдоль плоского животика, беспомощно пыталась прикрыть промежность, но Тим мог разглядеть коротенькие волосики, которые Катя так и не могла полностью прикрыть своей маленькой ладошкой.
— И что происходит затем, когда ты полностью снимешь свою одежду?
Стоя обнаженной на полу, Катя тихо ответила:
— Я ложусь на свою кровать.
— К сожалению, в комнате нет кровати, поэтому тебе придется лечь прямо на пол.
Катя взглянула на своего мучителя и медленно опустилась на пол. Как только ее упругая попка коснулась прохладного пола, Кинг встал. Тим ухмыльнулся.
— Мне кажется он уже знаком с этой ситуацией?
Собака подошла к Кате и стала обнюхивать ее стройные ножки. Катя попыталась защититься и отодвинуть его одной рукой.
— Нет, не мешай ему, — сказал Тим. — Ляг так, как ты ложишься у себя на кровати..
Катя подчинилась и легла спиной прямо на пол, как только она это сделала пес зашел спереди и попытался просунуть морду к киске девочки. Осознавая всю вульгарность ситуации, от стыда Катя закрыла лицо руками. Тим наклонился вперед, чтобы лучше видеть происходящее. Ноздри Кинга жадно трепетали, улавливая ароматный запах девичьей киски.
— Разведи колени Катя, и расставь ступни. Он любит тебя, разве ты не чувствуешь, зачем заставлять его мучиться?
Катя немного раздвинула свои ноги, и собака, достигнув своей цели, стала неистово вылизывать влагу, пропитавшую ее губы.
— Опусти руку вниз и раскрой себя, — сказал Тим.
Катя всхлипнула, но опустила ладонь и мягко раскрыла тонкими пальчиками свои блестящие от собачьей слюны и собственных выделений губки, выставляя себя полностью собаке и его владельцу. Собака стала вылизывать девушку еще настойчивее, и быстрее, его грубый шершавый язык ласкал клитор и глубоко проникал в ее влагалище. Тим снял брюки, он взял свой твердый член в руку и стал подрачивать его, наблюдая за происходящим. Это было самой жаркой сценой, которую он когда-либо видел в жизни! Он услышал, что Катя начала тихонько постанывать, испытывая наслаждение от действий собачьего языка, Тим знал, что соседка скоро кончит. Внезапно девушка вскрикнула, и тут же его член стал извергать горячую молочную жидкость, которая струями падала на его грудь и живот.
— Охххх, Катя.. Это было самой горячей вещью, которую я когда-либо видел. Ты еще делаешь что-нибудь с ним?
Катя покачала головой.
— Нет только это, я клянусь, — сказал она, густо покраснев.
Тим улыбнулся…
— Это — хорошо… теперь … подойди и очисти меня.
Катя поднялась с пола и подошла к соседу.
— Где — у вас полотенце? — спросила она.
Тим улыбнулся.
— Тебе не нужно полотенце, используй свой язык.
Катя колебалась в течение нескольких секунд, а затем стала на колени перед ним. Она наклонялась вперед и начала слизывать густые сливки с его живота и груди. Тим откинулся назад, наслаждаясь чувством теплого язычка девушки на его коже. Катя слизала последний участок кожи, испачканный солоноватой жидкостью. Тим снова сел.
— Очень хорошо Катя… Отныне ты иногда будешь приходить ко мне и играть с Кингом так как сегодня… и не волнуйся, это будет Наша Небольшая Тайна…
Продолжение следует.

Малышку невозможно было узнать. Я знал что женщины всегда подстраиваются под тех с кем они спят, но этот случай особый.
Все изменил один единственный день. Тогда я как обычно пришел к ним домой и понял что я уже не чувствую того что было раньше, того когда одна из них была целомудренна, а другая девственна. Мой извращенный интернетом ум требовал большего. Мне уже не достаточно было иметь 14-летнюю девочку и ёё мать. Я зачитывался Галиани , вчитывался в Де Сада и единственное к чему я пришел это позы, моча, взаимное вылизывание. Мне уже тяжелее было на них возбуждаться, играло свою роль и чрезмерное злоупотребление их телами. Нужно было что то новенькое, я чувствовал что оно рядом и стоит только понять что и наша близость снова станет притягательной как и прежде. Ответ пришел случайно и подала его мне моя старшая сучка. Меня всегда удивляло как она позволила мне так легко овладеть ею, как она позволяла мне иметь при ней её же несовершеннолетнюю дочь, все это мне казалось необычным. И новая утонченная идея разврата, подсказанная ею, объяснила мне в тот день многое. До встречи со мной эта мать-одиночка не была так одинока как кажется. Её не быловали вниманием мужчины, ещё бы ведь она уже не так молода и не так уж красива. У неё большая попка, небольшой рост и дурной нрав, но член все равно входил в неё регулярно, член с утолщением внизу. Это был член её собаки.
Итак в тот день я вообще то не должен был приходить, но эрекция не давала мне покоя с самого утра. Вообще я стал за последнее время сильнее, эти проблядушки заставили меня следить за собой. Ещё бы, они хотели меня и для них имело значение сколько я буду их трахать. Я пью только мартини, амаретто и красные вина, курю только кальян. Полюбил салаты, налегаю на мясо. Черт их подери, иногда я просто зверь! Я и не знаю что бы со мной стало если бы я потерял ети два влагалище, эти две попки, эти ротики… Думаю меня не спас бы и ананизм.
Малая в это время была в школе, я в этот день не работал, чем себя занять? Она открыла дверь и я сразу заподозрил неладное. Горящие глаза, розовые щеки и запах. Неможет быть, она ещё мне и изменяет! Я удовлетворяю её так как она пожелает, я выжимаю себя до последней капли, я не кончаю по несколько часов подряд до тех пор пока не заноют яйца. И ради чего, ради того чтобы она впустила в себя другого!?
Нинайдя никого я успокоился и отгонял от себя дурные мысли. Нучтож думал я, её трахнули, так трахну её и я! У меня уже созрел план, сегодня эта проблядушка будет молить меня о пощаде ибо в тебя войдет сегодня две мои руки одновременно. Только такое унижение реабилитирует её в моих глазах. Для начала я решил проверить, насколько хорошо она увлажнена. Снимай с себя эти долбанные треники, ложись на диван! Она мне не перечила, ещё бы, я рвал и метал. Так и есть, эта сучка вся мокрая. Мои пальцы скользили в неё без сопротивления и легко входили до костяшек. Тут то и произошел момент истины, я увидел волос!
Черный с рыжиной к основанию, собачий волос! Я был в шоке. Дражащим голосом я спросил у неё, неужели она это делала это с собакой, неужели она как древнегреческая калиматка отдаётся животному? Она отвечала буднично, дразня меня. Оказалось что она не ждала что я приду сегодня и чтобы скоротать время позволила Рэксу вылизать себя. Они успели сменить две позы как вдруг появился я.
Надо сказать что он хорошо поработал языком, обилие смазки и покрасневшая выше груди кожа говорила что она получала настоящее удовольствие. Итак я выяснил для себя что кроме меня у неё есть это животное, этот Рекс. Она была с ним все время когда у него стоял, но только раньше она успевала подмыться, а сегодня не успела. Она меня утешела, говорила что он как игрушка на батарейках, да и к тому же его нельзя использовать чаще чем раз в день.
Я и не заметил как моя злоба трансформировалась в возбуждение. С хрипотцой в голосе я спросил, где Рэкс. Открыв дверь ванной я увидел эту скотину. Почувствовав свободу он устремился в комнату и начал напрыгивать на эту текущую самку. Ну что же, валяйте. Разрешею вам продолжить ибо никогда не видел ничего подобного. Она как будто ждала этого. Ласково называя его малышом она начала чесать его в паху, он лизал её лицо. Она засмеялась и быстро легла на диван упираясь при этом коленями в пол. Отличная поза, открытая промежность и не так устаёшь. Пес начал делать фрикции, а она крутила задом, потом просунула руку под себя и между ног. Оказалось пес просто не попадал в неё и она попыталсь помочь ему. Глубокиё вдохи и прогнувшаяся спинка дали мне понять что совокупление произошло. Меня тресло, я был перевозбужден. Стараясь разглядеть все в подробностях я всал сзади пса. Его красный член быстро ходил внутри моей женщины, а у основания было круглое утолщение. Все выгдядело так что и оно тоже войдет в человеческое влагалище. И это произошло. Тренерованным движением моя девочка подалась на встречу зверинному посоху и в один момент растянутые до упора её пухлые половые губки впустили в себя этот красный звериный узел.
Моя самка была в восторге. Вздохи и стон стали громче и заглушали собачье дыхание. Это продолжалось невыносимо долго. Наконец собака начала делать попытки достать себя из этой женщины, губки натянулись и резким движением красный жезл освободился, вырвав стон удовольствия из её груди. Выделения стекали по её киске, она начала вставать и струйка полилась и по ногам.
То место на полу где свисала её попка было отмечано лужицей тянучего семени вперемешку с ароматными выделениями из вагины. Она легла на диван, приподняла ноги и растирая себе клитор прогружала внутрь себя пальчики обоих рук. Она улыбалась, спросила, ну как тебе понравилось? Я не ответил ничего подошел к неё и прошептав, что это было божественно вошел в неё на вся длину, положив начало изнуряющему трехчасовому секс-марафону на собачей смазке, но уже между мужчиной и женщиной. И наградой мне стали её слова. Ты лучше, сказала она.

Глава 1
— Проходи, пожалуйста, и садись,- сказал Виктор. — Сделать тебе чаю или кофе?
— Кофе, если можно. Без сахара.
— Будет через пять минут.
Виктор внимательно посмотрел в глаза собеседнице. Собеседницу звали Наташа, ей было 37 лет. Нельзя сказать, что она была красавицей, однако для своего возраста она выглядела неплохо. Очень симпатичное безупречно правильное лицо, которое немного портили морщинки вокруг глаз, и чуть-чуть полноватая фигура. Потрясающие груди. Наташа и Виктор были старыми друзьями, учились в одной школе и в одном вузе, правда, на разных специальностях. Вместе переехали в Германию после первого курса. В Германии, Наташа забеременела, бросила университет и вышла замуж за отца ребенка, который был старше ее на 10 лет и уже к тому времени был удачливым предпринимателем.
— Я читала твои книги.
— Серьезно? И как они тебе понравились?
— Я многое не поняла. Мне понравилась та, где сравниваются инцест, самоубийство и секты.
— Рад, что тебе понравилось. Кстати, они там не сравниваются. Они… Ну неважно. Скажи, чем я обязан такой честью?
— Витя, мне нужна твоя помощь. Ты единственный, кто мне может помочь.
Наташа посмотрела ему в глаза.
— Ты единственный, кто в состоянии меня понять. У меня серьезные психологические проблемы. Понимаешь? Очень серьезные.
Виктор был один из самых талантливых психологов нового тысячелетия, и яркий пример тому, что от гениальности до сумасшествия всего лишь один шаг. Он мог бы сделать прекрасную карьеру исследователя, если бы был в состоянии подчиняться авторитетной власти, либо терапевта, если бы был в состоянии переносить общение с пациентами. Вместо этого он написал несколько книг о природе человеческой психики, которые поражали психологов математической точностью рассуждений, однако его выводы о человеке и его психологии были настолько безумными, политически некорректными и неуместными в гуманном христианском немецком обществе, что лишь немногие ученые готовы были признать результаты его исследований.
— Послушай… Я ведь тебе уже говорил, что из меня хреновый психолог. У меня нет нужного образования. Кроме того, я раньше много практиковал психоанализ, но у меня просто нет нужного таланта. В мире нет человека, который понимал бы человеческую психику лучше, чем я, но поверь мне — общение со мной может окончиться плохо для слабой психики. Ты знала, что Бавария пыталась запретить «Первоисточник Зла» к изданию, в судебном порядке?
— Витя, ты должен меня выслушать. Я в отчаянии. Моя жизнь рушится у меня на глазах. Ты должен мне помочь.
Виктор вздохнул. Ну почему люди готовы воспринимать все, что угодно, кроме голоса трезвого разума?
— Ну ок. Ложись на диван, будем играть в доктора Фрейда. Нет? Ну, как хочешь… Приступай.
Немного поколебавшись и собравшись с мыслями, Наташа начала рассказ.
— В общем, не знаю, как и начать… Это началось примерно два года назад. Ты знаешь эту дурацкую рекламу Кока-Колы, где пацан лет двенадцати разъезжает на скейте?
— Э… Нет.
— В общем, в тот момент я по-настоящему возбудилась, наверно, в первый раз за многие годы. Смотря на этого ребенка. Понимаешь, о чем я?
— Продолжай, пожалуйста.
— В тот момент я не придала этому особое значение. Однако позже начался сериал Everwood, где играет этот
16-тилетний парень, и каждая серия заканчивалась мастурбацией с потрясающим оргазмом. Я даже купила дорогущий фаллоимитатор по этому поводу.
Виктор поморщился.
— Со временем я стала настоящим педофилом. Не проходило и дня без фантазий о том, как я трахаю маленьких мальчиков, причем такими извращенными способами, о каких ты, наверное, даже не подозреваешь.
— Ты издеваешься? Сексуальные извращения были темой моей дипломной работы.
— Да уж поверь мне, что я с ними делала во время мастурбации ни в одной книге не увидишь. Но это еще не самое страшное…
— Я слушаю.
— Недавно я имела отношения с одним 14-летним подростком из школы недалеко отсюда.
— Конкретизируй пожалуйста «Имела отношения». Ты имела с ним секс?
— Да.
— Ага…. Понятно… Скажи, насколько хорошо ты знаешь местное законодательство?
— Ты считаешь меня дурой? Я прекрасно понимаю, что произойдет, если это выйдет наружу. Я потеряю все, мужа, сына, сяду в тюрьму…. Моя жизнь будет окончена. Поэтому ты должен мне помочь.
— Короче, мне все ясно. Тебе требуется регрессивный гипноз. Мы найдем причину и элиминируем ее.
— Ты уже делал это раньше?
— Миллион раз. Это — основной инструмент моих исследований, как телескоп для астронома.
— И ты можешь гарантировать результат?
— Я никогда ничего не гарантирую. Но можешь мне поверить — либо регрессивный гипноз, либо вообще ничего. Реабилитационные программы и группы самоподдержки производят меньше результата, чем козел — молока.
— Ок. Я согласна. Что от меня понадобится?
— Я позвоню тебе и назначу срок.
Глава 2
Виктор стоял у окна и задумчиво смотрел на удаляющийся VW Beetle, принадлежащий Наташе. Он раздумывал, насколько же человек в современном обществе бессилен перед его Величеством Случаем. Когда ему было 16 лет, он был по уши влюблен в Наташу. Наташа была настоящей красавицей, встречалась с главарем местной банды малолетних преступников с впечатляющим штрафным регистром, и естественно знать ничего не хотела о невзрачном чересчур интеллигентным подростке по имени Витя. Позже, когда Наташа вышла за богатого бизнесмена и жила в роскоши, Виктор был все еще студентом, живущим на мизерную стипендию и случайные работы. Постепенно его любовь переросла в ненависть к Наташе и ей подобным. Наташа всегда имела все, что ей хотелось. Виктору же приходилось тяжело трудиться ради своего успеха. Такова была воля случая. Теперь же ему представилась уникальная возможность отомстить ей за все его страдания. Стоит ли ему воспользоваться случаем и превратить Наташину жизнь в настоящий ад? Или стоит проявить великодушие? В конце концов, Виктор как опытный психолог понимал, что подобный поступок был бы лишь признанием слабости и беспомощности собственной психики перед ударами судьбы. Все это было так давно, а сегодня Виктор сказочно богат, водит Porsche Turbo в 997 корпусе и считается одним из лучших психологов современности. Что ж, это — дилемма, которую придется решить.
Через неделю Наташа сидела в удобном кресле, рассматривая стереоскопический шлем — один из элементов оборудования, необходимого для проведения регрессивного гипноза. Программное обеспечение для прибора Виктор разработал сам, когда работал исследователем в одном из государственных институтов. В шлем были встроены сверхчувствительные антенны, улавливающие осциллограммы мозга. Поскольку процедура предполагала [5] [6] [7] [8] прием ЛСД, на кресле имелись кожаные зажимы для рук, ног и головы.
— Давление у тебя прекрасное, пульс тоже в норме. Скажи, когда будешь готова.
— Я уже готова.
— Ну тогда начнем, пожалуй.
Виктор пристегнул Наташе руки и ноги, затянул кожаную ленточку вокруг ее лба, аккуратно одел на нее шлем и всунул ей в рот трубочку, ведущую к сосуду с раствором ЛСД. Затем он сел за компьютер и запустил программу, инициализирующую 3Д-интерфейс. Стало слышно жужжание вентиляторов двух мощных, разогнанных до верхнего предела видеокарт.
— Программа готова. Скажи, что ты видишь на экране.
— OpenGL Doom 3 Graphik Engine.
— Так-с… А теперь?
— Какие-то мозги.
— Прекрасно, начинай сосать.
Надеюсь, она не уссытся прямо посреди нирваны, подумал Виктор. Сосуд с раствором быстро опустел. Виктор нажал на кнопку. На экране замелькало изображение, на другом экране поменьше пошла осциллограмма ее мозга. Виктор набрал пару команд в консоли, и через экран понеслись тщательно отобранные порнографические фрагменты с головокружительной скоростью. Мозговые волны тут же перешли в альфа-область. Ничего реакция, подумал Виктор и слегка изменил настройки программы.
— Говори со мной, — произнес он в микрофон.
Наташа что-то промычала в ответ. Процедура обещала затянуться на неопределенное время.
Примерно через час Наташины мозги достигли нужной Виктору кондиции. Виктор понизил частоту фреймов до одного в секунду и произнес в микрофон:
— Тебе сейчас 14 лет.
Наташа ничего не ответила, однако ее мозговые импульсы явно изменили свою мозаику. Ага, подумал Виктор, и повторил:
— Тебе 14 лет. Ты лежишь в своей постели. За окном темно. Тебе 14 лет. Что ты видишь?
Частота мозговых волн достигла 13-ти Герц. Что произошло в 14 лет, если твои синапсы устраивают ядерную войну при одном лишь упоминании? Виктору пришло в голову, что в таком состоянии она не сможет произнести ни слова, и вколол ей легкое успокоительное.
— Тебе 14 лет. Тебе 14 лет. Тебе 14 лет. Говори со мной.
— Мне 14 лет… Я лежу в своей постели, с розовым одеялом… Мой плюшевый мишка, такой серый… Розовый… Нет, серый… Клубничный ликер, сладкий-пресладкий, от него так кружится голова, и розовый… Как закат…. Нет ничего прекраснее заката… Родители переговариваются в соседней комнате… Троллейбус везет меня в лес…. Нет ничего прекраснее леса, поздно вечером, когда виден закат, и розовый ликер, и большой папин член… Нет ничего прекраснее…. Деревья такие добрые… И закат улыбается мне… Папин член двигается, все быстрее и быстрее… О Боже, какое прекрасное чувство…. Трахай меня, папа! Трахни меня сильнее! Еще! Трахай меня, я так хочу тебя! Я хочу слиться с тобой, раствориться в тебе! Стать озером, и говорить с деревьями! Хочу трахать тебя вечно, сосать твой член, купаться в твоей сперме, хочу, чтобы все видели, как ты вонзаешь в меня свой прекрасный огромный член! Я твоя навечно!!
Виктор вколол Наташе очередную дозу успокоительного, проверил ее пульс и обессилено плюхнулся на стул. Такая реакция не встречалась ему еще ни разу. Интересно, она действительно спала с отцом, или это лишь ее фантазии? Как бы то ни было, это была ее примерная фантазия, и потому это не имеет абсолютно никакого значения, происходило это в действительности или нет. Если это было правдой, Наташа обязана была ему рассказать. Может, она стеснялась? Недооценила
опасность? Впрочем, даже если это была лишь фантазия или сон, она обязана была все ему рассказать. Да какая, к черту разница… Еще ни разу Виктор не слышал, чтобы человек так кричал во время сеанса. Виктор серьезно задумался. Педофилия и инцест были абсолютными табу, особенно в Германии. Получить материал для исследований в этой области считалось невозможным: какой педофил или какая жертва инцеста добровольно сознается в этом? Несмотря на это, Виктор успел разработать достаточно объемную базу данных по этим темам. Однако Наташа, судя по всему, была отдельным случаем.
Пункт а) ее либидо было огромно. Настолько, что Наташа с трудом могла сопротивляться его порывам.
Пункт б): в принципе, ничего не запрещает получать удовольствие от секса с собственным отцом, однако до сих пор ничего подобного Виктору не встречалось. Обычно жертвы инцеста воспринимают секс с отцом как изнасилование, и самый ужасный момент в жизни. Как правило, степень травматизации пропорциональна возрастной разнице партнеров по инцесту. Технология регрессивного гипноза долгое время доказывала свою абсолютную безошибочность, поэтому Виктор не сомневался, что Наташа переживала заново реальные события, а не придуманные.
Пункт в): в том, что жертва инцеста становится педофилом, нет ничего удивительного. Однако Виктор точно знал, что подобная реакция основана исключительно на потребности мести, комплексах неполноценности, суицидных порывах и депрессиях. Ничего подобного у Наташи на протяжении всех этих лет не наблюдалось. Она была абсолютно нормальная, психически здоровая женщина.
Много лет назад Виктор выдвинул тезу, что любой человек имеет в себе «первоисточник зла» — потенциал для того, чтобы стать потенциальным сексуальным преступником. Единственное, что сдерживает человека от исполнения его подсознательных фантазий — это его сверх-я, выработанное средой и воспитанием. Его тезу можно было рассматривать как прямое следствие из теорий Фрейда, однако коллеги не уделили ей особого внимания. Человек с моральными принципами никогда не признает, что может самопроизвольно превратиться в монстра, и поэтому всегда ищет причину, прежде всего, в окружающей среде, и психологам не остается ничего, как следовать требованиям политики. Если бы Виктору удалось доказать это на практике, он смог бы утереть нос своим высокомерным коллегам, и тогда ОН стал бы решать, чье мнение заслуживает внимания. От этой мысли у Виктора сразу поднялось настроение.
«Может быть, Наташа — это и есть тот шанс, который я жду всю свою сознательную жизнь… Если бы я не знал лучше, то наверно подумал бы, что Бог действительно существует».
Виктор посмотрел на подписанный Наташей формуляр на разрешение проведения эксперимента. ЛСД Виктор получил исключительно по лицензии, и в прошлом году было доказано, что ЛСД не вызывает повреждений мозга, поэтому Виктор не особо опасался, что прокуратура будет способна повесить на него обвинение. Впрочем, с местной системой законодательства все возможно, поэтому нужно быть предельно осторожным… Если ему удастся сделать из Наташи, скажем, серийного убийцу, это было бы прямым доказательством теории «первоисточника зла»! Виктор стал бы достойной частью истории, получил бы приглашение от ведущих университетов мира, его книги стали бы бестселлером… Он смог бы работать с настоящими учеными, Учеными с большой буквы, а не с этими подстилками Свободной Земли Бавария… Итак… Только спокойно… Нужно действовать быстро, ее флешбек подходит к концу… В этой фазе человек обычно полностью деконцентрирован, никакая 3Д-графика тут не поможет… Как же можно сконцентрировать ее внимание на том, что мне нужно? И что мне собственно нужно? Если я совершу ошибку, последствия будут непредсказуемыми… Нужно локализировать ее первоисточник, и убить ту часть Сверх-Я, которая ее блокирует. [5] [6] [7] [8] ..
НЕТ!!! Виктора внезапно озарило. Есть способ поднять концентрацию внимания на первоисточнике зла! Если первоисточник привязан к ее непомерному либидо, то достаточно лишь увеличить либидо до размеров, когда оно станет больше своего вечного врага Сверх-Я, этого недоразвитого продукта морали современного тупоголового стада под названием общество, навеки выжженного в человеческих мозгах. Виктор был уверен в успехе, так как уже наблюдал подобный случай в самом начале своей карьеры. Тогда совершенно нормальная женщина, секретарша в престижном адвокатском бюро, ни с того ни с сего превратилась в зоофила — начала трахать коней. Виктор много размышлял над этим случаем, и теперь он был совершенно уверен, что что-либо подобное удастся воспроизвести на Наташе. Сейчас монитор показывал умеренные дельта-волны, значит, Наташа находилась в близком ко сну состоянии. Во сне, как известно, Сверх-Я не имеет власти над психикой. Значит, все что сейчас необходимо — это небольшая доза эфедрина, правильная визуальная и акустическая программа — и Наташа проснется совершенно новым человеком.
Виктор сделал ей укол, перезагрузил программу, убедился, что ее глаза по-прежнему открыты, и поскольку на обратную связь рассчитывать уже не приходилось, улегся на диван, чтобы привести в порядок свои мысли.
Глава 3
— Как ты себя чувствуешь?
— Ужасно. Как будто по мне самосвал проехал.
— Лежи, ты потеряла много сил. Это нормально при приеме галлюциногенов. Ты что-нибудь помнишь?
— Да. Весьма отчетливо. Наверное, не все, но большинство так точно.
— Скажи, почему ты ничего не сказала про твоего отца? Это могло бы избавить тебя от потребности в регрессивном гипнозе.
— Нет, ты ошибаешься. Твой регрессивный гипноз — это лучшее, что могло со мной случиться, и я расскажу тебе почему. Знаешь, история в лесу не окончилась тем случаем. Кому-то из нашей школы удалось нас сфотографировать, и через два дня об этом знал весь город. Моя жизнь превратилась в ад, я стыдилась просто выйти на улицу. Мама доводила меня каждый вечер до истерики. Я хотела переехать в другой город, но мы собирались в Германию и экономили средства. Одно лишь воспоминание об этом времени доставляет мне боль. Но знаешь — благодаря твоему репрессивному гипнозу я поняла, что секс с папой — это лучшее, что произошло в моей жизни, и если бы у меня была возможность вернуться в то время, я поступила бы также. Так вот…
— Я тебя понимаю.
— Нет. Ты конечно гений в этой области, но даже ты не сможешь меня понять. Давай сменим тему. Скажи, ты это придумал?
— Лежи спокойно, тебе надо отдыхать. Скажем так, я сильно усовершенствовал эту технику. Кстати, это называется регрессивный гипноз, не репрессивный. Ты голодная? Принести тебе что-нибудь?
— Нет, спасибо, не сейчас. То, что сегодня произошло… я слишком возбуждена, чтобы есть.
— Не говори глупостей, тебе необходимо поесть. Я должен тебя предупредить, что твои переживания детства наложились на экстатическое состояние, произведенное ЛСД, вероятно поэтому ты воспринимаешь секс с твоим отцом как самый счастливый момент твоей жизни.
— Нет… Ты вряд ли поймешь, женщина это чувствует. Я действительно его любила, хотела иметь детей от него, и отдала бы жизнь за него. Это сложно понять человеку, который никогда никого не любил по- настоящему.
— Ну ок. Кстати, насчет детей — мне придется прочитать тебе лекцию о генетике. Пойду, поищу что-нибудь съедобное…. Надеюсь, в доме есть что-нибудь более питательное, чем суши.
Как
только Виктор остался один, он тут же взялся за работу. Нужно было сделать многое: пересмотреть видеозаписи эксперимента, прослушать записи их разговоров, записать свои заметки. Наконец, превратить все это в структурированный логичный текст, если не для будущей книги, то, по крайней мере, для себя самого. Нужно так же выяснить, есть ли какая- либо юридическая загвоздка, делающая его уязвимым в случае судебной разборки. Виктор знал, что лишь немногие ученые проводят опыты с галлюциногенами, и уж наверняка не на территории Германии.
События этого дня не доставили Виктору привычной радости от удачно проведенного эксперимента. Все выглядело так, как будто Наташина психика развивалась в нужном Виктору направлении, однако однозначно Виктор не мог этого утверждать. В конце концов, ее болтовня могла означать что угодно. Может быть, требуется время, чтобы Наташа смирилась с новыми ощущениями и потребностями своей новой индивидуальности.
Две недели Виктор провел в размышлениях, подействовал эфедрин или нет. Он проанализировал заново их разговоры, однако не нашел ни одного намека на нечто, указывающее на психическое отклонение. Наташа приходила к нему почти каждый день, и Виктору невольно приходилось исполнять роль психолога, помогая Наташе переработать случившееся с ней. Виктор уже потерял надежду на положительный результат, когда совершенно внезапно все переменилось.
Наташа приехала как обычно в 9 утра. Виктор пригласил ее на завтрак и собирался продолжить неоконченный вчерашний разговор, когда Наташа вдруг заявила:
— Знаешь, я приняла решение. Я долго думала и решила, что можно быть счастливой только так, какая ты есть. Невозможно убежать от себя самой. Если мне суждено быть педофилом, значит, я им буду, что бы ни случилось.
Виктор ошеломленно уставился в свою тарелку, с трудом сдерживая свою радость.
— Наташа, думай, что говоришь. Ты готова поставить всю свою жизнь под угрозу?
— Ну разве это можно назвать жизнью? Лучше прожить немного, но счастливо, чем жить в тепле да уюте, и при этом быть несчастной, как в золотой клетке.
Виктор был просто в восторге. Ему стоило немалых усилий оставаться хладнокровным.
— Ну и что ты теперь собралась делать? Вылавливать детей возле школы?
— Нет. Ты знаешь, после того как я дала зеленый свет своим фантазиям, я обнаружила, что ничто меня так не возбуждает, как мысль о том, чтобы переспать с Мишей.
— Кто такой Миша?
— Мой сын.
Глава 4
Радости Виктора не было предела. Тяжело было представить, что ему удалось совершить: из ничего он вырастил прекрасную идею. Ему никто не поверил, но он не сдался. Импровизировал эксперимент практически из ничего. И достиг успеха. Ему удалось перепрограммировать человеческий мозг! Причем в кустарнейших условиях, без вживления электродов в кору мозга, без магнетронных излучателей, без медикаментов, стоящих многие тысячи за грамм. Интересно, сколько заплатит, скажем, Китай, за исследования в этой области?
Для полного счастья не хватало только одного: убедительного видео Наташи и ее сына. По-настоящему убедительного. В противном случае его документация может быть воспринята как бред сумасшедшего ученого, кем он в профессиональной сфере собственно и числится. Видео могло бы все изменить: несомненно, заставить богатую женщину переспать с собственным сыном в принципе возможно, тем не менее видео было бы достаточным аргументом, чтобы дать Виктору шанс продемонстрировать его открытие.
— Что ж Наташа, я помогу [5] [6] [7] [8] тебе соблазнить твоего сына, если это сделает тебя счастливой.
Виктор и Наташа разработали детализованный план действий. Было решено, что Наташа с сыном проведут неделю в Шварцвальде, на даче Виктора. Чего не знала Наташа — так это то, что здание будет оборудовано односторонними зеркалами с камерами за ними, причем в таком количестве, что позавидовал бы Спилберг. Половина из них работала в инфракрасном спектре. Наташа получит пару шприцов коллагена и возбуждающее средство из Перу, известное в Германии как «муши». Дача находилась на возвышенности посреди прекрасной природы, и что еще важнее — в полнейшем уединении. Все было продумано, включая порнографию и элементы Наташиной одежды.
— Ты готова?
— Всегда готова, как пионер.
— Что ж, тогда будем прощаться. Желаю удачи.
— Спасибо. Спасибо за все, что ты для меня сделал.
— Nicht der Rede wert. Увидимся через неделю. Может быть и нет. Поезжай.
Наташа уехала. Виктор подошел к серверу и проверил еще раз, работает ли remote control и камеры. Все казалось в полном порядке. Предполагалось записать около полутора гигабайта в DVD-качестве. Передавать такой объем информации через Интернет было нереально, поэтому жесткие диски придется забрать вручную. Виктор подумал, что было бы неплохо изготовить зеркала из бронебойного стекла: если вдруг в порыве страсти они разобьют зеркало и обнаружат камеру, весь прекрасный план накроется. Останется только надежда, что надежно спрятанный в подвале сервер успеет записать достаточно информации к тому времени.
Глава 5
После достаточно утомительной езды по забитым пробками немецким автобанам Наташа и ее сын, наконец, добрались до небольшого особняка, представлявшего собой дачу Виктора. Наташа отметила про себя, что место действительно подходило как нельзя лучше для совершения величайшего греха в истории после распятия Христа. Дом был окружен высокими соснами, внизу находилось небольшое озеро. С чердака открывался потрясающий вид на многие километры Шварцвальдовского леса.
Было уже поздно, и Наташа решила разжечь камин. Сидя перед потрескивающим пламенем, в купальнике и легкой юбке, Наташа непринужденно болтала с сыном о том и о сем, о школе, его друзьях и подругах. Казалось, за этот вечер они рассказали друг другу больше, чем за последние 16 лет. Наташа смотрела на пляшущее пламя и думала, что именно так хотела бы прожить остаток своей жизни, наедине с самым любимым человеком, вдалеке от всего остального мира. Наконец глаза начали слипаться от усталости, и они пошли спать.
На следующий день они пошли купаться. Вода была несколько прохладной, но зато кристально чистой. Они плескались как дети и устраивали заплывы. Смотря на Мишино юное тело, Наташа возбуждалась все сильнее и сильнее. Наконец, она решила, что пришло время действовать.
Перед тем, как отправиться обратно в особняк, они решили перекусить. Чтобы охладить пиво, они закопали его в мокрый песок на берегу. Наташа настояла на том, чтобы самой сходить за бутылками. Захватив с собой открывалку и капсулу со стертой в порошок таблеткой муши, она раскопала две бутылки, открыла их и всыпала немного порошка в одну из них. Затем, подумав немного, она подсыпала немного и в другую.
Немного поужинав, они отправились обратно. Наташа овила сына рукой вокруг бедра, слегка прижала его к себе и снова начала расспрашивать про его подруг.
— Скажи, а тебе нравится какая-нибудь девочка?
— Ну, да…
— Я ее знаю?
— Не знаю… Это Лена Пономаренко,
с моего класса.
— Расскажи мне что-нибудь о ней. Она красивая?
— Да…
— У тебя с ней что-то было? Только честно!
— Не, ничего не было…
— Ты вообще когда-нибудь целовался?
— Нет…
От всех этих разговоров, близости Наташиного тела и постепенно нарастающего действия лекарства Мишин член стал понемногу подниматься. Парень немного покраснел и слегка сгорбился, чтоб хоть как-то это скрыть
— Ты еще ни разу не целовал девочку? Миша, тебе же 16 лет! Тебе пора давно уже набирать сексуальный опыт!
Действие алкоголя и наркотика перемешивались в Мишином мозгу со странным чувством — делиться такими интимными подробностями с собственной матерью. «боже, до чего же мне хочется ее оттрахать» — подумал он.
— Знаешь, мы ведь ни разу серьезно не говорили о сексе и о девочках. Как только мы придем домой, мы поговорим на эту тему. Ты серьезно никогда не целовался? Знаешь что? Мне придется научить тебя целовать девушку, иначе ты просто опозоришься, когда будешь целовать свою Лену.
— Да? А как?
— Поцелуй меня.
Миша в буквальном смысле слова офигел. Все его возбуждение внезапно куда-то испарилось и уступило место страху.
— Ну да ладно, чего ты стесняешься, мне когда 13 было, я целовалась со своими подружками, чтобы потом не оплошать. Просто представь, что я твоя девушка.
Последнюю фразу Наташа сказала таким тоном, что никто не устоял бы перед ней. И уж тем более не пубертирующий 16-тилетний ребенок, напичканный возбуждающими средствами.
— Давай, иди ко мне. Обними меня. Да не бойся ты, свою девушку ты тоже будешь так обнимать? Прижми меня к себе.
Миша почувствовал плотно прижатые к нему груди своей матери и возбудился не на шутку. Его член стал твердым как камень и теперь плотно прижимался к Наташиному лобку. Мысль о том, что их половые органы разделяются двумя полосками ткани и парой сантиметров расстояния, возбудила его еще больше.
— Умница моя. А теперь целуй меня.
Миша неуверенно прижал свои губы к красивым, чувственным Наташиным губкам. Наташе хотелось всунуть свой язык Мише прямо в желудок, однако ей хотелось, чтобы активным был именно Миша — это возбуждало ее куда больше.
— Ты не целуешь меня, а просто прижимаешь ко мне губы. Как маленький ребенок прямо. — Наташе явно доставляло удовольствие издеваться над нелепыми потугами ее сына. — Возьми своими губами мою губу…. Продолжай… умница моя… теперь всунь язык мне в рот…
Миша все больше входил во вкус происходящего. Он прислонил рукой Наташину голову еще ближе к себе и принялся облизывать языком и обхватывать губами все, что только попадалось ему в Наташином рту. Наташа замурлыкала от удовольствия и закинула ногу за Мишино бедро. Ее влагалище истекало смазкой, и постепенно ей захотелось большего.
— Ну, все, прекрати, достаточно для первого раза. Ну, как, хорошая из меня подружка? Пойдем, до дому уже совсем недалеко осталось.
Миша все еще не подозревал, что его мама просто хочет его трахнуть, однако думать ни о чем другом он уже не мог. От преждевременной разрядки его спасал только тот факт, что с утра он успел вдоволь помастурбировать. Наконец они добрались до дома.
— Я тебе обещала рассказать про секс, не так ли? — обворожительно произнесла Наташа и вставила диск с порнухой в DVD-плейер. [5] [6] [7] [8]
На экране появились мужчины и женщины, довольно жестоко толкающие друг в друга огромные пенисы и другие предметы.
— Садись на кровать. По- моему, плавки тебе мешают, можешь их снять. — Плавки тут же слетели с Мишиного тела. — Теперь поцелуй меня еще раз, но только интенсивнее, как настоящий любовник.
Миша с силой прижал к себе мать и принялся что есть сил лизаться с ней. Наташа тоже принялась работать языком изо всех сил. Со стороны это выглядело так, как будто они участвовали в каком-то японском соревновании по поеданию мороженного на время.
— Так.. Теперь целуй мне шейку… Интенсивнее… Ты ведь любишь меня?
— Да!
— Раз любишь, целуй сильнее… Спускайся ниже… Сними лифчик… Да сорви его просто! Целуй мою грудь… Мои соски…
Миша облизывал Наташину грудь с такой интенсивностью, что она покраснела. Наташа была в полном экстазе. Больше всего на свете ей хотелось, чтобы ее сын разразился спермой в ее влагалище. Однако она медлила, надеясь возбудиться еще больше.
— Спускайся еще ниже… Да… О, Да… тебе нравится мой животик? Сними с меня трусики…
Миша стянул с Наташи нижнюю часть ее купальника и тут же бросился ртом к ее влагалищу, как голодный пес на колбасу.
— О, да! Целуй мои ножки! Теперь писю! Ты должен целовать ее губки еще сильнее, чем мои!
Наташа буквально вдавила голову своего сына в свой половой орган. Ее руки елозили по Мишиным волосам, и их давление становилось все больше и больше. Наташа расставила ноги шире.
— Раздвинь губки пальцами, только осторожно…
Миша, тем не менее, старался изо всех сил удовлетворить свою мамашу. Мысль о том, что он лижет ей пизду, доводила его до самой вершины возбуждения.
— Да! Да! А! А! А-А-А-А-А!
Наташа кричала изо всех сил. Ее оргазм продолжался более пяти минут. Такого она не испытывала ни разу в своей жизни.
Виктор напряженно смотрел на экран. В то, что на нем происходило, было трудно поверить. Через несколько минут этот маленький ублюдок вставит член в свою мамашу, и тогда Наташа станет уголовно наказуемой (по неизвестной ему причине инцестом в Германии считался только вагинальный секс), и Виктор получит дополнительное средство для давления на свою жертву.
Виктор не ошибся. Наташа явно не собиралась останавливаться на достигнутом. Ее влагалище было налито кровью и так возбуждено, что казалось одно прикосновение к нему могло вызвать целый каскад оргазмов.
— Да… Теперь иди ко мне… Влазь на меня…
Наташа к тому времени была вся красная и мокрая. Она вставила Мишин член в свое лоно, крепко обхватила его талию ногами, нежно укусила его за ухо и прошептала:
— Давай, трахай меня… Трахай так, насколько сил хватает.
Миша принялся исполнять тазом поступательные движения, набирая все больше скорости. Через три минуты он и его мать кончили почти одновременно, громко охая и судорожно цепляясь друг в друга. Спермы было столько, что ее хватило бы, по меньшей мере, на четыре похода в сперма-банк. Нежно прижавшись друг к другу, Наташа и Миша еще долго целовались и ласкали друг друга, пока, наконец, не провалились в сон.
Проснувшись на следующий день в объятиях сына, Наташа разбудила его поцелуями и нежным покусыванием мочки его уха. Миша проснулся. Близость женского тела и осознание событий вчерашнего дня возбудили его, и его член начал наливаться кровью, вызывая
при этом некоторые болевые ощущения.
— Как насчет порции утреннего секса? — проворковала Наташа и начала поглаживать его член.
Мишин половой орган стал твердым как дерево и больше не болел. Наташа взобралась на сына и принялась покрывать поцелуями его лицо. Затем она села на его член, погладила его по лицу, заодно позволив Мише основательно обсосать ее пальцы, и принялась ритмично поднимать и опускать свою талию. Скоро ее движения ускорились и стали эллиптическими. Эти эллиптические движения заставляли Мишин член двигаться вверх и вниз, как рычаг водяного насоса, доставляя Мише чрезвычайно много удовольствия. Настолько много, что его ягодицы рефлекторно сжались, и его таз немного приподнялся вверх. Наконец Миша основательно разрядился во влагалище своей матери. Наташа слезла с него с довольной улыбкой и с удовольствием потянулась, прогнув при этом спину. Миша, к тому времени успевший потерять остатки стеснительности, нежно погладил ее голое тело. Наташа очаровательно улыбнулась, поцеловала его и спросила:
— Сможешь выдавить из себя еще немного?
Мишин член ответил ему уже знакомой болью, которая стала чем-то похожей на боль перетренированного мускула, и немного встал, однако для секса был все еще недостаточно твердым.
— Ничего, — сказала Наташа, — тогда я тебе сделаю минет.
Она принялась поглаживать его член и целовать его ноги. Затем она высунула язык и подвела его к Мишиному языку, с удовольствием наблюдая его нетерпение. Затем она умело обхватила его губами, щекоча головку языком. Почувствовав это, Миша застонал, и его член снова стал твердым, несмотря на то, что всего три минуты назад он уже выпустил все свое содержимое. Наташа умело надрачивала его и интенсивно лизала, иногда хватая губами его мошонку. В порыве страсти она слегка зажала его между зубами. Этого хватило, чтобы довести Мишу до нового оргазма. Спермы в этот раз вышло совсем немного, и Наташа с удовольствием размазала ее по своей груди.
Казалось, все их существование превратилось в один гигантский половой акт. За завтраком Миша брал шоколадную конфету, проводил ею по обнаженному стонущему телу его матери, окунал мокрое Наташино влагалище, вел ею обратно и клал ее Наташе в рот. Наташа, вместо того, чтобы, наконец, использовать конфету по ее назначению, зажимала ее между зубами и показывала ее Мише, широко при этом улыбаясь. Миша, который хоть и не отличался особым интеллектом, но, тем не менее, прекрасно понимал намеки, тут же бросался целовать свою мамочку и получал, таким образом, свою половину конфеты. Следующую конфету ему приходилось уже выуживать из ее влагалища.
После завтрака Наташа уселась на стол, широко раздвинула ноги и продолжала обучение.
— Вот это — большие половые губы. Помнишь, что я тебе про них говорила?
— Да, что их надо целовать так же сильно, как и нормальные.
— Не нормальные, а верхние. Что в них ненормального? — продолжала Наташа, игриво улыбаясь. – Это — малые половые губы, они очень чувствительны, поэтому с ними надо быть осторожным. А это называется клитор. Его нужно массировать, вот так, — и Наташа показала, как. — Тебе надо чувствовать, насколько возбуждена твоя любимая, и чем больше она возбуждена, тем больше усилий прикладывать.
Через полчаса Мишу можно было смело называть специалистом по женской мастурбации. После этого они пошли купаться. Возбудившись от воды, природы и свежего воздуха, Наташа схватила проплывающего мимо сына, жарко поцеловала его и закинула правую ногу за него. Миша, не теряя времени, всунул в нее член и оттрахал ее, стоя по грудь в воде и продолжая облизывать ее язык и губы.
Вечером [5] [6] [7] [8] они поехали в город, находящийся в 15 километрах от дачи. Погуляв по нему немного, они пошли на дискотеку. Наташа внезапно поняла, что ее возбуждают непонимающие взгляды проходивших ранее по улице людей, видящих очень молодого подростка, лапающего сорокалетнюю женщину, и принялась интенсивно целоваться с сыном, прижимая к себе его зад обеими руками. При нормальных обстоятельствах Миша скорее пошел бы добровольно воевать в Чечню, чем поцеловать взасос собственную мать на глазах у сверстников, однако сейчас он чувствовал себя как самый счастливый в мире человек, не понимая, как могут остальные добровольно отказываться от такого наслаждения. Казалось, в жизни существовало две вещи — секс с мамой и все остальное, не достойное внимания. Поскольку Наташа была все еще очень привлекательной женщиной, подростки вокруг принялись громко аплодировать.
На следующий день Наташа опустошила кишечник с помощью клизмы и принялась учить сына искусству анального секса. Поскольку мужу она этого никогда не позволяла, ее анальное отверстие подлежало разработке. Она лежала животом на подушке, широко расставив ноги и раздвинув руками ягодицы. Миша влил ей в отверстие немного шампуня и стал осторожно просовывать туда палец. Палец свободно входил в Наташу, оставляя после себя странное ощущение. Затем Миша попробовал двумя, это уже было несколько болезненно. Когда Наташа решила, что ее красивая попа достаточно подготовлена, она приказала Мише войти в нее. Миша прислонил головку к ее отверстию и принялся проталкивать в нее свой эрегированный член. Наконец, его член погрузился. Наташе стало немного неудобно, и она с трудом вытащила из-под себя подушку. Мише при этом пришлось лечь на нее полностью. Его член вызывал в Наташе странную смесь боли и удовольствия. Миша начал осторожно двигать член вверх-вниз. Мысль о том, что ее собственный сын трахает ее в жопу, возбуждала Наташу до предела, и ее влагалище тут же начало испускать обильные соки. В этот раз секс был очень долгим, он продлился не менее часа. Под конец Миша проталкивал член с силой, уже не думая об осторожности, стараясь с каждым разом вогнать его все глубже, облизывая при этом Наташино лицо и плечи и лаская ее руки. Наташа млела, ей казалось, что время застыло и превратилось в один нескончаемый оргазм. Ее мокрая от выделений рука теребила разбухшие половые губы. Наконец, Миша, который уже 10 минут находился в предоргазменном состоянии, вогнал член несколько раз посильнее и кончил прямо ей в задницу, не вынимая члена.
«Я конечно не разбираюсь»,- подумал Виктор, сидящий в очках перед экраном, — «но для первого анального опыта это — хороший результат».
В таком духе прошла неделя. Наташа посадила сына на виагру и занималась с ним сексом 3-4 раза в день. Вечером они ездили на ту же дискотеку, где их все уже знали. Наташа не одевала трусиков под юбку, и один раз Миша умудрился ее трахнуть прямо на танцполе. Хозяин заведения был в шоке, однако полиция маленького городишки еще ни разу не посетила дискотеку, поэтому он решил оставить все как есть и не рисковать клиентами. Девушки и парни охотно знакомились с ними, и одна из них даже предложила заняться сексом втроем.
— Смотри, какая красивая. Хочешь ее? — спросила Наташа сына, даже не думая о том, что ей было от силы 14 лет.
Миша согласился, и они тут же уехали домой. Они выпили по рюмке коньяка с небольшой порцией муши, чтобы избавиться от самых последних комплексов, и принялись разогревать девчонку, лаская и облизывая все ее тело. Затем их новая подружка одела фаллоимитатор, и устроили бутерброд: Миша снизу, его мать на нем лицом к нему и его членом в ее влагалище, а девчонка, имя которой они до сих пор не знали, верхом на Мишиных ногах в позе быстро едущего всадника, сношала Наташу резиновым членом в зад. Затем настала Мишина очередь: Миша стоял, держась обеими руками за
перекладину, девчонка, обхватив его двумя руками, смачно целовала в губы его повернутую к ней голову, а Наташа тем временем сильно и умело заглатывала и дрочила его член и яйца. Стимуляция Мишиной простаты приличного размера дилдо была настолько эффективной, что он кончил с такой силой, что его сперма вылетела как из пожарного насоса и оставила пятно на стене. Наташа решила про себя, что оставит это пятно как символ любви. Потом они отдохнули, посмотрели порно, мило пообщались, и девочка выразила желание быть удовлетворенной.
Они удалились в комнату. Мишин член, уже привыкший такого рода перегрузкам, встал без проблем, и Миша принялся трахать девочку умеренным темпом. Наташа в это время сидела на стуле и мастурбировала, глядя на эту картину. Мише понравилось заниматься с ней сексом, и ему не хотелось кончать так рано, поэтому несколько раз перед оргазмом он сбрасывал темп и ждал, пока упадет возбуждение, чтобы потом начать с новой силой. Под конец он не выдержал и кончил в нее. Она же к тому времени успела получить два оргазма и была уже полностью обессилена. Наташа смотрела на сына и гордилась тем, что вырастила из него такого любовника.
Двумя днями позже Наташа, разомлевшая после многочасовых ласок и секса, смотрела единственное порно, которое они еще не успели просмотреть за это время. Это было зоофилическое порно, где молодая, стройная и очень красивая блондинка истерически облизывала конский член и пыталась всовывать его в свое еще не раздолбанное влагалище. Наташа, которая две недели назад даже думать не могла о том, чтобы дотронуться до конского члена, внезапно возбудилась и сказала сыну, что хотела бы трахнуть гнедого. Миша совершенно не удивился. В этот же день они поехали в село и предложили одному из крестьян сумму денег, за которую можно было бы купить Мерседес С-Класса с небольшим мотором, если он сейчас же доставит им коня с пачкой корма к ним на дачу, не задавая никаких вопросов. Фермер согласился.
«Так-так, дорогие коллеги», — думал Виктор, — «кто бы говорил? Это еще только начало, через месяц будет видна вся настоящая сущность человека».
Виктор уже начал представлять, как видные ученые всего мира создают новую психологию на основе его работы, как 100 лет назад было с Фрейдом и Эйнштейном, как его кайф вдруг резко обломала мысль, что Наташа наверняка не станет трахать коня в помещении.
«Зараза», — подумал он и понесся в гараж.
Там он сел в свой Порше и понесся в ближайший магазин по электронике. Ему повезло — удалось сразу найти очень дорогую модель с продвинутой оптикой. Не теряя времени, Виктор погнал как сумасшедший по направлению к даче.
«Только бы права не забрали», — думал он, исправно ударяя по керамическим тормозам своей машины там, где стояли автоматические камеры с радаром.
На автобане он разгонялся до от 200 до 280 км/ч и держал этот темп более часа. Он не знал, что перевозку коней производят на относительно малых скоростях. Оставив машину в лесу, Виктор пешком добрался до дачи, нашел там уютное местечко и залег с камерой. Примерно через полтора часа крестьянин уехал, а Наташа с сыном стояли возле коня, в чем мать родила. К сожалению, освещение не позволило снять все во всей своей красе, однако получилось достаточно прилично, чтобы сделать из этого высококлассное порно. Миша вытащил из спальни во двор раскладушку, небольшой телевизор и плейер и поставил на нем то самое порно. Наташа дрочила член бедного коня, который ловил столько кайфа, что даже и не думал о том, чтобы брыкаться, совала его себе в рот и во влагалище. Мише коня не захотелось, и он стоял в сторонке, теребя член в руках. Наташа была возбуждена до предела от коня, обливающего ее спермой, но никак не могла разрядиться. Тогда она позвала сына, который начал [5] [6] [7] [8]

Привет всем! Я Катя! Мне 24 года! Хочу рассказать историю, которая произошла со мной месяц назад. Моя подружка Ленка позвала меня к себе в гости на ночь, объяснив это тем, что её родители поехали на выходные на базу отдыха кататься на лыжах! Я сразу согласилась: мы часто так собирались у неё, трепались о чём-нибудь, смотрели порнушку (я люблю очень мастурбировать), ласкали друг друга.
И вот я начала приготовление к многообещающим выходным: приняла ванну, побрила свою писечку, надела чулки, короткую чёрную юбочку, розовый топик и пошла. Я в этот раз не надела лифчик, так как подумала, что он не очень сейчас нужен. Грудь у меня 3-го размера, сама я стройненькая, рост 168. Наконец я подхожу к двери Ленки и звоню. Уже было где-то 21.00.
Смотрю на неё, а она в одном халатике. Родители ей оставили на присмотр кобелька 2х годовалого Джека, добермана! Ленка пригласила меня к столу. После чего мы приступили к старому сценарию. Ленка включила какую-то порнушку и моя рука потянулась под юбочку, в трусики. Ленка тоже не удержалась от этого. Потом мы перешли друг на друга и Ленка меня быстренько раздела и пристроилась у моей писечки, которая уже вовсю текла! Ленка как и я любит слизывать эту любовную влагу! И тут она отрывается от меня и говорит, что хочет сделать мне сюрприз! Она сказала, чтобы я легла на кресло грудью так, чтобы мои колени были на полу. А мои руки она привязала к подлокотникам кресла. После чего завязала мне глаза шёлковым платком и притушила в комнате свет, оставив неяркий светильник! Я ей во всём доверяю, поэтому я сразу сделала всё, что она мне сказала!
Ленка говорит, что сейчас придёт. Через секунд 30 она пришла! Я поняла, что Ленка привела Джека! Я давно мечтала, чтобы меня трахнула собака! Ленка оказывается специально в тот день его подготовила (помыла). Она подвела его ко мне, и я почувствовала его горячий язычок на моей киске. А смазка уже давно стекала по внутренней стороне моих бёдер! Я стала стонать и придвигаться своей киской к его языку! Ленка сказала, что он уже готов (она в это время лизала ему член). Ленка взяла его за лапы и поставила Джека надо мной так, чтобы его член находился на уровне моей писечки. На лапах у него были надеты какие-то носочки! Лена взяла его член и приставила его к моей писе. Я застонала, мне было очень приятно! Он был горячее, чем мужской член. И Джек незамедлительно начал резкими толчками трахать меня. Так он трахал меня минут 5. И тут он замер и я почувствовала как нарастает внутри меня его узел! Я немного испугалась, чуть-чуть вскрикнула, но Ленка сказала:
— Не бойся, твоя пися справится, она у тебя разработанная!
Эти слова меня успокоили, правда было больновато! Вдруг я ощутила как он наполняет меня изнутри своей спермой. Я ещё больше застонала, уже от удовольствия!!! Кольцо моей щелки плотно обтянуло член Джека, но струйка спермы все равно прорвалась и побежала по моим ногам (ничего круче я раньше не испытывала)! Вдруг Джек начал переворачиваться задом ко мне! И я получила вторую порцию удовольствий! Так мы простояли ещё минут 10! Узел начал уменьшаться во мне и член его выскочил из меня, а из моей пизды хлынула сперма! Её было очень много и Ленка стала её вылизывать из меня вместе с моими соками! После этого я её отблагодарила вылизыванием её щелки!
Позже Лена призналась, что уже давно втихаря трахается с Джеком, просто боялась мне сказать! Сейчас я хожу к ней с ещё большим удовольствием!!!!!
Я также очень люблю трахаться с парнями, девушками и мастурбировать! Обожаю, когда кончают в меня и из меня вытекает сперма! Кто хочет пообщаться пишите мне erotik2006@rambler.ru отвечу 100% на письма с фото во время секса или после него! Можно без лица, только киску! Пока.

Приветик, эта история произошла со мной в самый разгар лета 2005, меня зовут Мефодий, как бы это глупо не звучало. Друзья называют Сэл, или Меф мне 25 лет, моего друга зовут Артём или просто Псих.
А нашу лучшую подружку зовут Катюша. В один жаркий день, когда друзья разъехались на море, я и Псих решили позвонить Катюше, и пройтись, около её дома протекала заросшая топольками и камышами речушка. Взяв по баночке пивка, туда-то мы и отправились, устроились на травке, звёздочке на небе. Класс, сплошная романтика, Катька улеглась на меня, так что я мог положить подбородок ей на макушку, а между её ног устроился Псих. В такой позе мы провалялись, пока не закончился напиток, Псих, вызвался добровольцем сбегать в магазин. Катька приподнялась, и уселась передо мной, она всегда любила спортивные вещи, честно признаться, её тело и славная мордашка не оставляли меня равнодушным, как выяснилось позже Психа тоже. Катька училась на первом курсе астрономического института, ну любила она звёзды, и поэтому, увидев первую звёздочку на небе, она защебетала, о каком-то созвездии, а достал сигареты, Катька дала мне подкурить, поскольку зажигалка у неё находилась ближе.
Затянувшись мы продолжили разговор о звёздах, она откинулась снова мне на плечо, я начал за ней наблюдать, когда она говорила, то вожделенно облизывала пухлые губки, я не удержавшись выкинул сигарету, и затянулся её ртом, удивительно, но обычно скромная Катенька мне ответила страстным поцелуем. Я, не удержавшись, усадил её на себя и запустил ручку ей в джинсики, она была мокренькая, теснота в штанах дала о себе знать.
— Ай, яй, яй. Плохая девочка, а про меня забыла, — это наш похотливый друг вернулся. Развернув Катю, он впился в ее губы, стягивая с неё штаны, я, не долго думая, стянул майку, на нашей девочке остались лишь кружевные трусики-стринги и лифчик. Тёма натянул полоску трусиков, впивая их ей в промежность, Катенька выгнулась, с губ сорвался тихий стон.
— Смотри, ты ведь горишь, давай-ка Меф её тушить, — Псих стянул трусы, и опустился на колени, и принялся её вылизывать.
— А-а-а, — срывались с её губ стоны, — Псих, давай малыш, — она выгнулась, и Артем, подняв лицо от её гладенькой выбритой писечки ухмыльнулся.
— Кончила, — удовлетворённо сказал он, мой член упёрся ей в шею.
— Психин, давай поможем, нашему мальчику, ОК? — Катя внезапно развернулась, сняв с меня рубашку и майку. Она расстегнула ширинку, и спустила трусы-плавки. Член у меня не маленький, да и у Психа тоже, нам очень сложно найти девушек, которые бы нас удовлетворяли, лично у меня его размер 26 слихуем см. И я до сей поры поражаюсь, как Катька его полностью в рот принимает, да и в пизду тоже, что уж говорить про попку. Ну, вернёмся к повествованию, Катюша, жадно облизнувшись, слизнула выступившую капельку, и слегка поласкала его ручками, после она запустила его в рот, и с упоением оттопырив попку, принялась сосать.
— Охуенно, — выдохнул я, — Катенька?
— Мм-мм-м, — заинтересованное мычание.
— Несмотря на то, что ты моя лучшая подруга, ты лучшая хуесоска, которая у меня была, — я подкурил и, откинувшись на траву, выпустил дым, докурив, я, напрягся, и кончил ей в ротик. Катя выпила всё до капельки, напоследок облизнув головку. Но член мой не думал униматься.
— Ведь я ваша лучшая подруга, значит, во всём должна быть лучшей, — хмыкнула она подкуривая.
— Хей, а я, — раздался возглас Психа.
— Иди сюда, маленький мой, мама поможет, — хихикнула Катя, придвигаясь к нему, и смотрел, как рыжая голова моей подружки двигалась верх вниз. И не долго думая, я решил пристроиться
сзади, Катя упёрлась руками в траву, впиваясь в землю коготками.
— Блин туговата, — сказал я, но она без криков боли меня полностью приняла.
— О Боги, — выкрикнула она, поглощая сперму Психа. Он теребил её сисечки. Развернув её я усадил Катерину на себя, она, обняв меня за шею, и на каждом выходе постанывая, принялась подниматься и опускаться на моём члене, грязные от сыроватой земли ручки вцепились мне в волосы, Псих тоже не курил в сторонке, он приставил член к попке.
— Тём, — первый раз взмолилась она.
— Я туда только раз, — проговорила она, не останавливаясь, Псих смазав выделениями нашей девочки член, обнял её за грудь.
— Не волнуйся, будет больно, разрешаю укусить меня за член, — зашептал он ей, Катя хотела посмеяться, но из груди у неё вырвался хрип, и постанывания. Псих резко вошёл ей в попочку, но она не обратила на него внимания.
— О, да, ебите меня, мальчики мои, — стонала она, зажатая между нами.
— Девочка, наша, — Я кончил, и Псих, поставив Катеньку раком, продолжал трахать её в зад, я пока курил, наблюдал за ними, как Тема, держа её за берда одевает на член, а она ему подмахивает, грудь третьего размера трясётся от мощных толчков, губы приоткрыты, с них то и дело срывают стоны, глаза прикрыты, на щеках румянец, а на шее болтыхается кулон в форме созвездия Девы, я делал его на заказ для неё.
— Класс, — они повалились на траву рядом, и закурили. Спустя пол час мы оделись, и я повёл Катю, к себе ща звякнем, маме и скажем что Катя, будет у меня. Так и сделали. Развлекались мы всю ночь, она была ненасытнее нас, даже уже в конце, когда Псих, сходив в душ, улёгся спать, Катя позвала меня в ванную, выяснилось то, что она давно хотела меня, трахнувшись в ванной, и в душе, и даже в одних полотенцах в коридоре, мы пробрались на кухню где опробовали мой кухонный стол, и стойку. После Катя вроде собралась спать, а я ещё хотел поработать, так как у меня не ладилось, с поставкой метала, но и тут спустя полчаса Катя протиснулась в кабинет, и, отодвинув ноутбук, скинулась полотенце, и уселась на стол, разведя ноги и упирая их в подлокотники.
— Перерыв, — подняла бровь она, я оглядел её гладкую раскрытую щелку, член под полотенцем зашевелился, и от Кати это не утаилось.
— Давай, — подмигнула она, я встал, отодвинул кресло, и резко вошел в неё, она обхватила меня ногами и застонала, вцепившись в край стола, я завёл её на ноги себе за шею, насколько я знал, она у меня была гимнасткой, и легко садилась на шпагат. Мой член входил, и выход, да так что яйца хлопали ей по заднице. Потом, резко развернув её, и уперев в стол грудью, она снова вцепилась в стол, я стал таранить её в задницу, ах какая ж это задница её сексуальная грудь тёрлась об стол, а по пизде шлепали мои яйца.
— Ой, БЛЯ Пиздец, — я спустил ей в зад, оттуда потекла струйкой клейкая жидкость.
— Давай Катюш, поработай ротиком. — сел я в кресло, член стал вялым, но она его быстро вернула к жизни, облизав, головку она начала работу, ствол головка выход, вход головка ствол носик дотрагивается до лобка, и по новой, я кончил ей на лицо. И она довольная рухнула у меня в коленях, и задремала, я отнёс её в свою кровать и уложил спать. Но это ещё был не конец с тех пор мы постоянно трахались, даже поехали на море, сейчас она вообще живёт у меня, и мы планируем, поженится, конечно, не обходится без визитов Психина, ведь она так красива когда зажата между, нами и мы получаем такой кайф, когда её вдвоём. Везде, даже разок в гаражах не успели домой, в примерочной магазина, в её институте в туалете, я её зажал и трахнул.
Сейчас например я дописывая историю, а Псих и Катя постанывают в комнате, пишите если понравилось я напишу ещё что-нибудь. Ваш Меф.

Недавно искал в Интернете электронную версию книги Гарри Поттер и Принц-полукровка , нашёл её на одном сайте, скачал. Перевод оказался просто ужасным, но меня посетила одна мысль: а что если написать несколько отрывков из биографии Гарри, которые не предназначались бы для его поклонников, возраст которых был бы младше 18-ти лет, но при этом несомненно удивили бы других людей, интересующихся историей популярного во всём мире волшебника. Итак, разрешите начать. Первая история рассказывает о случае, произошедшем в Косом переулке, в тот день, когда Гарри выбирал себе всё необходимое к новому учебному году.
Гарри, с трудом успокоив мистера и миссис Уизли, отправился вместе с Роном, Гермионой и Хагридом к магазину мадам Мэлкайн, чьё искусство портнихи всегда было на высоте. Мантия Гермионы была в ужасном состоянии, а школьная форма Гарри и Рона едва доставала им до колен. Хагрид же был обязан сопровождать их на случай нападения Пожирателей Смерти или, что было бы просто невероятно, самого Лорда Вейд: (извиняюсь за опечатку, — прим. авт.) Лорда Волан-де-Морта. Люди, проходящие мимо, казались Гарри напуганными и словно ошарашенными чем-то, Вторая Война пришлась совершенно некстати практически для всех. Подойдя к магазинчику, Хагрид грустно произнёс:
— Я, это, лучше здесь останусь, а то, боюсь, внутрь мы все не влезем. Я один стою всех вас вместе взятых, — видя, что никто ему не перечит, Хагрид подвёл итог. — Вот и по рукам.
Гарри, Рон и Гермиона зашли в лавку, и их поразило то, что на первый взгляд магазин казался абсолютно пустым. Нет, мадам Мэлкайн не могли похитить, это уж точно. Стройные ряды разноцветных мантий не радовали, а наоборот, производили удручающее впечатление. Неожиданно в дальнем конце магазина послышался какой-то шум, затем все услышали противный голос:
— Мама! Сколько раз тебе можно говорить, что мне уже шестнадцать лет, и я считаю себя вполне самостоятельным! Я могу спокойно купить сам всё, что захочу.
Тут же пред всеми предстал и обладатель этого голоса: подросток с белыми прилизанными волосами и светло-серыми глазами, староста Хогвартса — Драко Малфой. Гарри буквально захлестнуло волной ненависти к нему: ведь это отец Драко был одним из участников нападения на Министерство Магии, правда, теперь он отдыхает в Азкабане, но если бы у Драко была бы хоть малейшая возможность помочь Люциусу — он бы ей воспользовался. В тот момент, когда Пожиратели Смерти напали на Гарри в Отделе Прорицаний, Сириус Блэк, крёстный Гарри, пришёл ему на помощь и был убит. Убит своей двоюродной сестрой, Беллатрисой Лэстрейндж. Мать Драко, Нарцисса, была сестрой Беллатриссы, правда не очень походила на неё: у Нарциссы были белые длинные волосы и хищные, резкие, но при этом привлекательные черты лица.
— Ха, Поттер! — лицо Драко искривила злая ухмылка. — А, ещё Грэйнджер и Уизли. А то я чую, что чем-то воняет, а тут, оказывается, грязнокровка, — Малфой подошёл к Гермионе. — Постарайся не попадаться мне на.
— Если ты сейчас же не заткнёшься, Малфой, то пожлеешь, — произнёс Гарри. — Кстати, твой отец не присылал никаких вестей? Жаль, что в Азкабан не засадили всю вашу семейку! — Гарри засмеялся.
Драко буквально позеленел от злости. Он собирался что-то ответить, но тут в разговор вмешалась мадам Мэлкайн.
— Молодые люди! Вы могли бы потрудиться не выражаться в моём присутствии?! Я не считаю себя слишком чувств.
— Мадам, Вас, кажется, просили заняться подбором мантии для моего Драко. А вмешиваться в разговор и прерывать моего сына не входит в Ваши обязанности! — на горизонте появилась мать Драко.
Нарцисса выглядела очень эффектно: чёрное платье в готическом стиле
как нельзя лучше шло к её стройной фигуре, белые волосы великолепно обрамляли её лицо. Гарри неожиданно поймал себя на мысли, что он беспардонно рассматривает мать Драко. Странное дело, глядя на её восхитительные формы, которые легко выдавались благодаря обтягивающему платью, он почувствовал сильное возбуждение. Гарри постарался переключиться на какую-нибудь другую тему, но ему это не удалось. Резкие слова, сошедшие с уст Нарциссы, лишь прибавили ей некоторого шарма в глазах Гарри. Мать Драко подошла к нему:
— Вы, Поттер, я вижу очень смелы. Также как и ваши родители. Надеюсь, в скором времени вы присоединитесь к ним, только перед этим будете молить о пощаде, как и ваша мать.
— Замолчите, — прокричал Гарри в бешенстве.
Весь шарм улетучился. Осталась лишь тупая злость и желание унизить Нарциссу Малфой, посмевшую задеть самое святое.
— Ах ты, змеёныш, — Нарцисса потянулась за волшебной палочкой.
Малфой понял, что его мать собирается сделать и полез рукой в карман совей куртки. Но Гарри и Рон оказались более проворными. Практически мгновенно они взмахнули палочками, которые заблаговременно были подготовлены и прокричали:
— Перфикус тоталус!
Драко и его мать как подкошенные свалились на пол магазина мадам Мэлкайн. Гарри и Рон ошарашено смотрели друг на друга, Гермиона кричала:
— Что же теперь? Мы средь бела дня напали на людей! Теперь даже Дамблдор не поможет.
Тут некстати подоспела мадам Мэлкайн и запричитала во весь голос:
— Боже милостивый! Миссис Малфой? Драко? Что вы с ними сдела.
— Забвение! — произнёс Гарри и взмахнул палочкой.
Он бы не стал применять это заклинание, но теперь, теперь у него не было выбора. Рон и Гермиона непонимающе уставились на него.
— Гарри! Зачем?
Гарри сам не мог ответить на этот вопрос. Хотя нет, мог. У него не было другого выхода. Неожиданно сумасшедшая идея пронзила его мозг. Он знал, что такое ему никто никогда не простит, но сейчас имелась такая отличная возможность.
— Гермиона, выведи, пожалуйста, мадам Мэлкайн на улицу, успокой её.
— Что? Но, но зачем?
— Просто сделай это, не спрашивай. И, на всякий случай не рассказывай Хагриду ничего о происшедшем.
Гермиона ответила не сразу:
— Хорошо, а вы с Роном? Гарри, что ты задумал?
Гарри ухмыльнулся:
— Ничего. Просто у меня есть одно дело к семейству Малфоев, — он посмотрел на Драко и увидел, как тот метал в него взгляды, полные ненависти.
Гермиона молча вывела мадам Мэлкайн. Когда за ними захлопнулась дверь, Рон задал Гарри вопрос:
— Слушай, зачем мы остались?
Гарри нехотя ответил:
— Затем, что никто не имеет права так отзываться о моей семье. И теперь миссис Малфой горько об этом пожалеет.
Гарри удивлялся сам себе: раньше бы он ничего подобного не сделал. А теперь создавалось такое ощущение, будто бы его действиями руководит кто-то другой. Гарри присел рядом с миссис Малфой, окинул её взглядом:
— Неплохая у Вас фигурка. Интересно, как часто ваш муж Вас трахает?
Нарцисса хотела произнести в ответ что-то гневное, но заклятие не давало ей пошевелить ни единой частью тела. Гарри засмеялся:
— Я вижу, Вам что-то не нравится. Ха, — он положил руку ей на грудь, сердце Нарциссы забилось чаще. — Классные у Вас сиськи, миссис Малфой. Рон, тебе когда-нибудь приходилось пялить взрослую тётку?
Рон ошарашено смотрел на него.
— Нет, я только: Флер, невеста Билла, ты же знаешь, она гостила у нас.
— Что? Ты переспал с Флер?
— Я не могу рассказывать при этих.
Гарри ухмыльнулся:
— Хорошо, пошли в другой конец магазина, там нас не будет слышно. Миссис Малфой, я скоро вернусь.
Оказавшись в дальнем углу магазина, Рон произнёс заклятие изоляции звука и продолжил:
— Да, — Рон покраснел. — Неделю назад, когда вы с Джинни и Гермионой играли в квиддич у нас во дворе, я рылся у себя в комнате, пытался найти юбилейный плакат Гарпий , неожиданно дверь отворилась. На пороге стояла Флер. Она спросила, что я делаю, я ответил, что ничего. Она попросила меня помочь ей с переводом, мы прошли к ней в комнату, дальше, — Рон сглотнул, — мы сели на её кровать, она дала мне какой-то текст, спросила как переводится пара слов. А я просто смотрел на неё как заворожённый, не мог произнести ни слова. Флер это заметила и спросила меня: О, Рон, я тебе н авлюсь? Я не нашёл ничего лучше, как кивнуть головой. А она, она засмеялась, потом произнесла: Ты, хочьешь меня поцьеловать? . У меня даже дыхание перехватило, — Рон перевёл дух. — Я, я ничего не мог сказать, а она: притянула меня к себе, я коснулся её губ, — Рон мечтательно закрыл глаза. — Это был самый классный поцелуй в моей жизни. Потом она встала с кровати и, и сняла платье. Ты знаешь, я видел эти магловские журналы, где были фотографии разных моделей, в нижнем белье или голых, так Флер не сравнима ни с одной из них. Она просто волшебна, — Рон выдержал небольшую паузу, — Гарри, на ней не было лифчика, и, у неё такие груди, я не могу тебе объяснить, это нужно видеть. Когда я дотронулся до них, то чуть не потерял сознание, настолько сильно я хотел её в тот момент. Флер, видя, что я не раздеваюсь, удивилась, а я просто стеснялся, у меня дико стоял, но я думал, что она засмеётся, ведь у меня не особенно большой. Тогда она стянула с меня футболку, а затем и джинсы вместе с плавками, увидела мой стоящий колом член и снова засмеялась: Рон хочьет любви? Ах, какой ты нехо оший мальчьик! Потом она полностью разделась и: опустилась передо мной на колени. Гарри, я не знал, что когда сосут — это так классно, — Гарри лишь ухмыльнулся, вспомнив Чжоу Чанг. — Потом я лёг на кровать, она села на меня сверху и, в общем, я долго не продержался. Я кончил прямо на Флер, оросил спермой её живот. Я даже удивился, что во мне столько много этой жидкости. Флер укоризненно покачала головой, поцеловала меня в лобик, оделась и ушла. Всю неделю она делала вид, что между нами ничего не было, а сегодня ночью тайком пробралась ко мне в комнату, и я показал себя молодцом, — произнёс Рон с гордостью, — даже не хотелось никуда уезжать. Но она ведь невеста Билла, и я не понимаю, зачем ей его так предавать?
Гарри хотел сказать, что это Рон в первую очередь предал Билла, но промолчал. Вместо этого он сказал:
— О, да ты у нас молодец. Пойдём, а то миссис Малфой, наверное, соскучилась.
— Ты хочешь её изнасиловать?
— Ага. И ты мне в этом поможешь.
Рон ничего не ответил. Через минуту они вернулись к семейству Малфоев, и Гарри принялся за дело. Он снова присел рядом с парализованной Нарциссой и начал расстёгивать пуговицы на её платье. Одной рукой он расстёгивал пуговицы, а другой мял по переменке то одну, то другую её грудь. Миссис Малфой умоляюще смотрела то на Гарри, то на стоящего в стороне
Рона, но первый лишь ухмылялся, а второй просто отвёл глаза. Драко готов был разорвать на части и Поттера, и Уизли, но у него не было такой возможности. Наконец Гарри расстегнул все пуговицы на платье миссис Малфой.
— Рон, подними её за ноги, а я пока сниму с неё эту ненужную одежду.
Рон молча ухватил Нарциссу за ноги и слегка приподнял, а Гарри стянул с неё платье. Под ним у миссис Малфой была надета чёрная кружевная комбинация. Гарри присвистнул от удивления.
— Драко, да у тебя мать — шлюха, — произнёс он, обернувшись к Малфою. — Что ж, — он засмеялся, — Рон, опусти эту мразь, надоело мне с ней возиться. Нудис хомонис! — крикнул Гарри и направил палочку на Нарциссу.
Спустя мгновение миссис Малфой была абсолютно голой.
— Ух ты! — Рон присвистнул. — Откуда ты знаешь это заклинание?
— Так, — Гарри не стал рассказывать о том, каким ещё заклятиям его обучил в прошлом году Грозный Глаз Грюм, — вычитал где-то.
— Ага. Надо будет попробовать.
— На ком это?
— Нет, я просто так сказал, — Рон снова покраснел.
Гарри улыбнулся: кажется. Он знал, на ком Рон хотел опробовать новое заклинание — не иначе как. Впрочем, это неважно.
— Что ж, миссис Малфой, должен признаться, у вас офигенно классное тело. Если бы ещё вы не выразились так о моей семье.
Гарри подошёл к миссис Малфой, снял с неё заклятие оцепенения, она тут же вскочила на ноги, и собралась броситься на своего обидчика, но тут её встретила направленная ей в грудь волшебная палочка Гарри.
— Я бы не советовал Вам делать резких движений миссис Малфой. А то мало ли что.
Она с трудом приходила в себя:
— Ты, мерзкое отродье, сын поганой грязнокровки, да ты знаешь, что с тобой будет! Даже за то, что ты только посмел прикоснуться ко мне!
Гарри зло ухмыльнулся:
— А вы думали, на этом всё закончится? Нет. Вы же не хотите, чтобы ваш сын стал уродом на всю жизнь, а ведь это очень легко сделать.
— Как ты смеешь.
Гарри приблизился к Нарциссе вплотную:
— Смею! — сказав это, он отвёл палочку в сторону, левой рукой с силой притянул к себе обнажённую миссис Малфой и яростно впился в её губы.
В тот же момент Нарцисса укусила его и попыталась вырваться. Гарри слизнул кровь со своих губ и наотмашь ударил миссис Малфой левой рукой. Удар был достаточно сильный, женщина упала на пол.
— Ну что же вы так? Вижу, вы не поняли: Рон, преврати-ка её любимого сыночка в суслика, ему же это так нравится, — видя, что тот не шевелится, Гарри повысил голос, — Рон! Тебе же не нравиться, когда этот ублюдок обзывает тебя или твоих родных, а?
Рон, словно опомнившись, навёл волшебную палочку на скорчившегося на полу Драко.
— Нет!!! — взмолилась миссис Малфой. — Не надо, мой сыночек! — она рыдала, распластавшись на полу.
Гарри на секунду стало жаль её, но он задавил в себе эту слабость.
— Что ты хочешь? — обратилась к нему Нарцисса чуть-чуть придя в себя.
Гарри почувствовал себя триумфатором.
— Что я хочу? Да не многого. А раз Вы уже голая на полу, то часть моих желаний уже исполнилась. Я заставлю вас искупить свою вину за то, что Вы посмели сказать о моей матери. На колени передо мной, миссис Малфой.
Та со страхом посмотрела Гарри в глаза. Его взгляд буквально обжёг её. Она встала, без всякой грациозности подошла к Гарри, опустилась перед ним на колени. Гарри зловеще улыбнулся, провёл рукой по белым воздушным волосам Нарциссы. После этого он произнёс:
— Хорошо, вы довольно послушны, — он повернул голову, — Рон, иди сюда.
Друг неохотно подошёл к нему.
— Становись рядом со мной. Сейчас миссис Малфой будет расплачиваться за свою дерзость, — сказав это, Гарри расстегнул ширинку и вытащил свой, уже вставший, член.
Нарцисса смотрела на него округлившимися от ужаса глазами.
— Рон, чего ты ждёшь, делай то же, что и я.
Через несколько секунд перед лицом миссис Малфой было уже два стоящих колом члена, готовых ринуться в бой. Она заторможено переводила взгляд с одного орудия на другое.
— Миссис Малфой, Вы что, за столько лет не знаете, что с этим нужно делать? Я думал, Вы являетесь настоящей профессионалкой по части секса, — Гарри сделал паузу. — Нет, если вам наплевать на сына, то можете, конечно, не сосать, но если нет, то.
Нарциссе не нужно было повторять дважды. Одновременно и с отвращением, и с остервенением она набросилась на член Гарри. Она взяла его в рот, принялась легонько облизывать головку языком, периодически то, погружая его до самого горла, то, практически выпуская из своего рта. Рону доводилась скромная роль наблюдателя, и это отнюдь его не радовало. Неожиданно миссис Малфой переключилась на Рона, доставляя ему такое же неземное удовольствие, как и Гарри. Тот, в свою очередь, слегка покачиваясь после такого дикого минета, обошёл миссис Малфой и пристроился к ней сзади. Гарри опустился на колени и резким движением засадил свой член в довольно узкое для взрослой женщины влагалище Нарциссы. Очевидно, Люциус обладал маленьким инструментом, а жена хранила ему верность. От неожиданности миссис Малфой вздрогнула и чуть не прикусила член бедному Рону. Тот со злостью посмотрел на Гарри, но ничего не сказал. Гарри начал ритмично двигаться взад-вперёд в щели миссис Малфой, постепенно убыстряя темп. Нарцисса начала мычать, так как её рот был занят, и стонать в полный голос она не могла. Гарри ухмыльнулся и начал хлопать миссис Малфой по ягодице правой рукой при каждом толчке. В ответ послышалось протестующее:
— М-м-м, — но Гарри это не особо волновало.
Неожиданно он втащил свой член из влагалища, встал на ноги, скинул с себя всю одежду, лёг на неё.
— Рон, тебе не надоело трахать её в рот? Раздевайся, у меня есть предложение!
В скоре Рон тоже был голым. Миссис Малфой удивлённо смотрела на них.
— Знаете, Вы должны попробовать бутербродик! — Гарри зло засмеялся.
— Что? — удивлённо спросила миссис Малфой.
— Ложитесь на меня, мадам, — видя, что та не собирается этого делать. Гарри изменил тон. — Я жду!
Нарцисса на коленках подползла к Гарри.
— Что же вы остановились, миссис Малфой?
Женщина
поднялась с колен, встала над Гарри так, что он оказался у неё между ног, и стала медленно опускаться на член Гарри. Вдруг тот приподнялся, схватил миссис Малфой за талию и с силой насадил на своё орудие. Нарцисса закричала от боли, но Гарри навалил её на себя, так, что её груди упёрлись ему в грудь, и принялся целовать миссис Малфой в губы, при этом ритмично двигаясь в её влагалище. Несмотря на всё её отвращение к этому грязнокровке, миссис Малфой стала получать удовольствие. Она шептала Гарри на ухо:
— Да! Да! Трахни меня! Трахни так, чтобы я это запомнила!
Гарри явно не ожидал такой реакции и решил немного испортить миссис Малфой настроение:
— Рон! Что ты стоишь? Иди, у неё есть кое-что для тебя!
Нарцисса непонимающе уставилась на Гарри.
Тот лишь ухмыльнулся и увеличил темп. Рон подошёл к трахающейся парочке и догадался, что именно имел Гарри. Он присел, затем осторожно пристроился и стал потихоньку вводить свой член в анус миссис Малфой. Та просто верещала от боли, ведь Рон явно врал насчёт своего маленького члена. Наконец он полностью погрузился и принялся двигаться как поршень в её узенькой дырочке. Боль и наслаждение смешались в сознании Нарциссы. Она ненавидела этих двух ублюдков, но и не хотела, чтобы они перестали её насиловать. Так продолжалось довольно долго, от такого интенсивного секса миссис Малфой кончила уже несколько раз, а ребята всё продолжали держаться. Наконец Гарри почувствовал, что пора заканчивать:
— Рон, ты как?
— Еле держусь, а ты?
— Аналогично. Слушай, давай поставим миссис Малфой на колени?
— Давай.
Они освободили дырочки Нарциссы, она уже беспрекословно встала перед Гарри и Роном на колени, взяла их члены в руки и принялась интенсивно мастурбировать. Рон кончил первым, его сперма попала большей частью на роскошные волосы миссис Малфой. Следом её оросил своим семенем Гарри, залив спермой практически всё лицо Нарциссы. Гарри и Рон обессилено опустились на пол лавки мадам Мэлкайн. Нарцисса рукой протирала левый глаз, пытаясь убрать попавшую туда сперму. Все молчали. Минут через пять Гарри с Роном поднялись с пола, оделись и собрались выходить из магазина. Гарри сжёг заклятием платье миссис Малфой и обратился к ней:
— Теперь, надеюсь, Вы переменили своё мнение относительно моей семьи?
Нарцисса, уже опомнившаяся, метнула на него гневный взгляд и неожиданно улыбнулась.
— Конечно, ты же со своим другом дал мне отличный урок. Только сотрите Драко память, я не хочу чтобы он об этом помнил, но у самой рука не поднимется, — Гарри с ухмылкой выполнил её просьбу. — И, Гарри, знай, что теперь у тебя появился союзник против Волан-де-Морта. Мой муж страдал проблемами по части секса, а другие Пожиратели смерти мне никогда не импонировали. — Она поднялась с пола. — Не думай, я не похожа на свою сестру. Я не фанатка, как Беллатриса.
Гарри с Роном молча покинули магазин. На улице их ждали Хагрид, Гермиона и мадам Мэлкайн, которым нужно было всё объяснить, то есть, рассказать какую-нибудь невероятную историю.