Игорь Алексеевич пришел в школу учителем биологии уже после вуза, в 24 года. Будучи от природы человеком застенчивым, да и еще имея за плечами неудачный опыт романтических отношений, он так и остался девственником. В коллективе, состоящем практически из пожилых женщин он быстро пришелся ко двору, да и ребятишки в школе сразу к нему привязались.
Наверное, он так и остался бы старой девой … но где-то через полгода в школу, где он теперь работал перевелась 14-ти летняя Танюшка: будущая золотая медалистка, победительница олимпиад и прочая и прочая. Игорь Алексеевич сразу обратил на нее внимание. Упругая попка, длинные каштановые волосы, небольшие, но сочные грудки, вызывали в нем мужской отклик. На уроках он очень смущался, так как вести занятие у доски с таким стояком было сложновато. Единственный способ, который у него был, это вытащить член из брюк и начать прямо на уроке его дрочить между ног, видя перед собой лицо Тани. К счастью, учительский стол был закрыт спереди и тут проблем не было.
Как то раз в школу прибыла комиссия и ему пришлось вести открытый урок. Все бы ничего, но первой отвечала Танюшка и его член просто исстрадался, чувствуя такое желанное тело в двух шагах от себя. И самое страшное, что сегодня именно Таня будет дежурить по классу и, значит, останется на час-полтора. Пока Танюшка ходила за тряпкой и ведром для мытья пола, Игорь Алексеевич решил немедленно снять напряжение. Пока девочки не было, он расстегнул брюки и стал дрочить. И тут, когда он почувствовал приближение оргазма, дверь в учительский закуток в классе хлопнула и к нему влетела Танюшка — оказывается, ведро ОСТАЛОСЬ у него. Ошарашенные, они смотрели друг на друга. Уже не сознавая, что он делает Игорь Алексеевич подошел к Тане и положил ее руку на свой член. Девушка почему-то не стала ломаться и послушно стала подрачивать его ствол, а потом склонилась к нему и облизнула иссиня-красную, набухшую головку. Довольно быстро возникла идиллия — Танюшка на коленях, а Игорь Алексеевич стоит, откинувшись немного назад. Скользившие по набухшему пенису мягкие и теплые девичьи губы и язычок доставляли Игорю Алексеевичу такое наслаждение, что он очень скоро спустил девушке в рот полный заряд спермы. Таня, не проявив ни малейших отрицательных эмоций, в несколько глотков до капли все подобрала. Она-то явно не была девственницей.
Придя в себя через несколько мгновений, Игорь Алексеевич решил, что долг платежом красен и приподняв девочку с колен положил ее на рабочий стол. Одним движением он задрал ее юбку и спустил трусики с ног девушки. Не в силах терпеть, он направил свой ствол в ее лоно. Ощущения того, как головка члена входит в пизденку девочки и залупляется там при движении, вызвали у Игоря Алексеевича неконтролируемые движения тазом и он заработал как
автомат. Его член как поршень ходил туда-сюда, иногда даже полностью выходя из пизды девушки. Чувствуя приближение семяизвержения Игорь Алексеевич откинулся назад и с ужасом увидел в дверях двенадцатилетнего Вовку — сына директрисы. Игорь Алексеевич совсем забыл, что пригласил мальчика зайти за заданием для оформления стенгазеты.
Паренек стоял с отвисшей челюстью и его глаза не отрывались от увиденной картины. Кто знает, сколько он там уже простоял, но Игорь Алексеевич уже не мог сдержаться, сперма хлынула потоком и когда учитель вырвался из своей ученицы, потекла из ее пизденки по ногам. Мальчишка не мог сказать не слова, его губы беззвучно шевелились. Все трое молчали, не зная, как прервать неловкое положение.
Но умница Танюшка, будущая медалистка, быстро сообразила как… Она вскочила, подошла к Вовчику и спросила, приподняв подол юбки:
— Хочешь потрогать?
Мальчик ничего не ответил, но несмело протянул руку к лону девочки. Осторожно провел пальцем по половым губам и, почувствовав девчоночью мокроту и сперму учителя, брезгливо вытер руку о штаны.
— А он ничего, хорошенький! — засмеялась Таня, обращаясь к мужчине. — Хочешь трахнуться, малыш?
Вова только кивнул. Девочка ухмыльнулась и схватив стволик мальчика, направила его в себя. Игорь Алексеевич увидел, как рот мальчика округлился и глазенки остекленели. Поняв, что от мелкого инициативы невозможно дождаться, Танюшка стала потихоньку двигаться по пенису мальчика. Бедный пацан не смог продержаться долго и скоро спустил. Но Тане этого было мало, она еще сама не получила удовольствие и ее лицо выразило недовольство Вовкой. Игорь Алексеевич решил, что надо спасать репутацию мальчишки. Он быстро подошел к Танюшке сзади, вынул из брюк член и направил его в пизду девочки, прямо рядом с пиписькой мальчика.
Почувствовав прилив желания, учитель стал дико ебать ученицу; Вовка только тихонько охнул, чувствуя член мужчины рядом со своим колышком, но потихоньку раскачался и стал быстро дрыгать попкой. Несколько минут было слышно только пыхтение и стоны мужчины и детей. И тут они кончили одновременно. Изнемогшая оттраханая Танюшка, еле-еле слезла с обоих членов и, пошатываясь, вышла из класса в коридор, забыв свои трусики. Игорь Алексеевич и Вовка обалдело смотрели друг на друга. С их членов капала сперма и девичий сок. Смущенный, Вовка застегнул брюки и рванул было из класса.
— Подожди! — остановил его учитель. — Отдай Танюшке трусики. И! Не болтай о нас… троих!
Вовка, заговорщически улыбнувшись, кивнул и выскочил из класса.
Вот так, одна девочка сделала двоих парней мужчинами.

На Пелленорских полях закончилась величайшая битва света и тьмы. Назгулы, падальщики Саурона, собирали обильную добычу, вопили радостные орки, сновали туда-сюда обозленные харадримы. Минас-Тирит пал и дорога вглубь Средиземья была открыта для полчищ Саурона…
Очнулась Эовин посреди поля, ставшего роковым для ее народа. Сейчас она хотела лишь одного — закрыть глаза и тихо отойти к предкам. Волны спокойствия все дальше и дальше уносили ее, она почти ощущала такие родные покои Эдораса, как вдруг прямо над ней раздался радостный вопль:
— Эй, ублюдки, нашлась для вас новая забава!
Чьи-то грубые руки резко подняли ее и поставили на ноги. Но она была уже далеко, стоя у самого порога смерти.
— Эй да она сейчас сдохнет!
— Ну уж нет, падаль! Должно же быть хоть какое-нибудь развлечение у бедных уруков?! Лей ей из синего!
Эовин почувствовала как грубые и жесткие орочьи руки вливают в нее какую-то вонючую гадость. Она судорожно дернулась, закашлялась, попыталась выплюнуть эту дрянь, но тщетно — стремительными рывками к ней возвращалось сознание. Когда она уже совершенно пришла в себя, она увидела трех крупных орков. Двое из них держали ее, а другой, очевидно их вожак, сжал в руке синий флакон с той самой вонючей дрянью. Вожак медленно оглядел Эовин с головы до ног, и чем дольше он на нее смотрел, тем шире становилась его ухмылка.
— Так-так, не хотите ли познакомиться? Я Барг, простой орк из Лугбурца, а вы, как я вижу ристанийская принцесса, да? Не хотите ли поразвлечься, ваше величество?
Услышав эти слова Эовин приготовилась к смерти, даже обрадовавшись быстрому концу. Но, увидев ухмылки орков, она поняла, что убивать ее не собираются.
Но тогда, что же нужно этим зеленым ублюдкам? — подумала она.
Последняя мысль так заняла ее разум, что она даже не заметила, что выкрикивает ее вслух.
— Что вам от меня нужно? Убейте меня, я все равно никогда не смирюсь с владычеством Саурона!
— Ну уж нет, ваше величество.. Живая вы нам еще пригодитесь.
С этими словами вожак орков быстро засунул свою потную руку за пазуху царевны, начиная ловко поглаживать и мять левую грудь Эовин. В жизни молодой царевны она ни разу еще не испытывала подобного унижения. Орк, тем временем, все больше входил в раж. Сорвав с нее походную куртку его взору предстали две крупные груди с аккуратными розовыми сосочками, на которые Барг тотчас и совершил атаку, в правый впившись губами, а левый пощипывая рукой. Груди Эовин тотчас набухли, а соски затвердели. Царевна с испугом заметила, что сладострастная судорога прошла по ее телу. А Барг, в этот момент не терял времени даром. Губами он яростно впился в нежную шею царевны, а рукой продолжал мять ее правую грудь, все больше и больше возбуждаясь. Глухой стон вырвался изо рта Эовин. Услышав его, орк оторвался от ее шеи и посмотрел ей в глаза, широко и противно ухмыляясь.
— Убейте же меня, прошу в… Ах!
Не успела она договорить, как орк сунул свою здоровенную правую руку ей под юбку, начав гладить ее половые губки. Эовин не могла поверить в то, что с ней происходит, но не смотря на всю ее гордость и выдержку, она больше не могла сдерживать растущее возбуждение.
— Как? Неужели вам нравится, ваше высочество?
Сказав это, он резко ввел два своих толстых и мерзких пальца в девственную пещерку ристанийской царевны. От неожиданности Эовин закричала, тело ее выгнулось дугой. А орк,тем временем все быстрее орудовал пальцами во влагалище ристанийки,
доставляя ей невиданное ранее наслаждение, обильно смешанное со стыдом и отвращением к самой себе. Не в силах больше сдерживаться, царевна начала обильно выделять сок любви.
— Что?! Да вы вся течете ваше высочество!
От этого орк возбудился еще больше. Вытащив свои пальцы так резко, что Эовин вскрикнула, Барг своими грубыми сильными лапами поднял юбку молодой царевны.
— А ну ставьте ее на колени, моргульские крысюки!
Поняв, что с ней собираются делать, Эовин заплакала, понимая, что уже никто не сможет ей помочь. Она почувствовала сильный тычок в спину, от которого и упала. Довольно осмотрев ристанийскую царевну, ее полные груди, аппетитную круглую попку, которую не могла скрыть даже скромная походная юбка, орк усмехнулся и припустил штаны. Эовин первый раз видела мужской орган, да еще и такой огромный, поэтому от страха и удивления она закричала:
— Нет! Прошу, не надо!
Но Баргу было наплевать на ее слова. Своими потными ручищами обхватив ее попку, он резко втолкнул свой член в Эовин.
— А-а-а!! И-и-и!
Не в силах терпеть, Эовин закричала, чувствуя, что теряет свою невинность. Орк же, лишив ее девственности, продолжал насаживать царевну на свой огромный кол, совершая резкие движения внутри ее потайной пещерки. Эовин не могла даже пошевелится, двое других орков крепко держали ее. Все, что она могла — это истошно визжать, что она и делала, прекрасно понимая, что все ее усилия напрасны. А Барг все сильнее и сильнее всовывал ей, его член от возбуждения становился еще больше прямо внутри Эовин. Мир перед ее глазами померк все, что она слышала — это громкое дыхание орка, да хлопки его семенников о ее нежную попку. Движения орка с каждой минутой становились все яростней и жестче, он уже не входил в нее — он насаживал ее на свое копье, и, к ужасу молодой царевны, каждое его движение приносило ей новую порцию удовольствия. Внезапно Эовин почувствовала, как его огромный член взорвался внутри нее, как что-то горячее и вонючее потекло по ее ногам, забрызгало ее юбку, волосы, попку. И тут же Эовин, гордая ристанийская царевна, к своему ужасу, почувствовала всепоглощающую волну наслаждения, которая пронзила все ее тело. Орк ловко высунул из нее свой быстро опадающий член.
— Ну как, ваше высочество, вам понравилась наша идея? — издевательски произнес орк. — А ну, ребята, покажите ей, на что способны настоящие урук-хай!
Услышав эти слова два дюжих орка, державших Эовин, широко ухмыльнулись и начали лапать царевну. Одного из них заинтересовали ее груди, в то время как другой шуровал у нее между ног. Его грубые пальцы жадно и грубо трогали ее любовное вместилище. Задыхаясь от собственного бессилия, царевна закричала, но сразу поняла, что это было ее ошибкой. Орк, тискавший ее грудь немедленно спустил порты и пихнул свой дурно пахнувший член в ротик Эовин, достав ей почти до самой глотки. От неожиданности ристанийка поперхнулась и закашлялась, но эти ее движения доставили орку еще больше удовольствия. Волей-неволей ей приходилось отсасывать ему, содрогаясь от стыда и отвращения. Его товарищ, увидев это, сразу возбудился, развел царевне ноги, и яростно запихнул свой кол под юбку Эовин так, что его орудие вошло по самые яйца, начав жестко трахать ее. Под его мощными ударами стройное тело Эовин ходило взад-вперед, заставляя ее доставлять еще больше удовольствия орку, член которого находился у нее во рту. Она потеряла счет времени. В голове шумело, перед глазами все плыло. Душа Эовин испытывала отвращение к этим Сауроновым ублюдкам, но тело, независимо от нее, получало удовольствие. Оргазм подхватывал ее на своих крыльях три раза, пока, наконец, орки не кончили в нее. Когда орочье семя заливало ей рот, она ужаснулась и попыталась его выплюнуть, но тщетно — толстый орган все еще находился у нее во рту, так что ей ничего не оставалось делать, как полностью проглотить вонючую жидкость. Члены орков опустились, и они вышли из нее, криво ухмыляясь.
— Ну что, ваше величество, как вам мои ребята? — с издевкой в голосе произнес Барг. — Надеюсь, они сумели удовлетворить ваши королевские потребности? Ну а теперь я надеюсь поразить даже такую царственную особу как вы. Вы согласны?
— Н-нет! Пр-рошу не надо! — только и могла вымолвить бедная Эовин.
Но не успела она договорить, как ее прервали.
— О-о-о!!!
Барг одним стремительным движением оказался подле нее. Его снова стоявший член возвышался над ее попкой как гора и яростно рвался в бой. Резким движением орк дернул ее юбку вниз с такой силой, что юбка порвалась по шву. Эовин уже приготовилась к новому унижению и попыталась сжать коленки. Но, прорычав что-то невразумительное, Барг с силой направил свой огромный таран прямо в нежную маленькую попку юной царевны. Анус Эовин был слишком мал для его члена, поэтому каждое его движение отзывалось в теле ристанийки жестокими муками. От боли и неожиданности Эовин дико закричала. Но крики ее, по-видимому, еще больше заводили орка. С упорством, достойным нуменорской доблести, его член медленно прокладывал себе путь в ее попке. Под напором орка тугое кольцо ее ануса стало постепенно расширяться, его движения с каждой минутой становились все быстрее и мощнее. Эовин кричала, как никогда в своей жизни. Но вскоре эти крики надоели сосредоточенно долбящему молодую царевну в ее тугую попку Баргу:
— Заткнись, соломенноголовая! Ребята, а ну заткните ей пасть.
Возбужденные видом своего вожака, трахающего саму ристанийскую царевну в зад, радостные орки поспешили выполнить этот приказ. На этот раз двое ее бывших мучителя поменялись ролями. До этого трахавший ее орк засунул свой член в открытый в беззвучном крике ротик, Эовин. Другой же быстрым движением лег под нее и, схватив ее за бедра, насадил ее на конец своей мощной дубины. Теперь Эовин не могла сделать абсолютно ничего со своими мучителями, она не могла даже пошевелится под ними. Все ее чувства смешались. Она одновременно чувствовала и боль в анусе, и вонючий член во рту, и наслаждение, идущее от ее любовной пещерки, которую сейчас жестко трахал орк, и все это дополнялось сильным ощущением собственного бессилия, горечи, стыда и вдребезги разбитой гордости. Неожиданно, когда все трое одновременно спустили в Эовин свое семя, все ее тело взорвалось, молодую царевну сотряс сильнейший оргазм и, под потоками льющийся в нее и на нее вонючей спермы, она испытала невиданное наслаждение, которое отдалось сильной болью в жестоко изнасилованном теле. Последнее, что она услышала перед тем, как потерять сознание было:
— А теперь неси ее в лагерь, снага! Нечего на меня глазеть, потом еще успеем с ней наиграться, никуда она от нас теперь не денется!

Я очень красивая стройная и очень сексуальная женщина с красивой грудью, пышными бедрами и попочкой, красивой талией и животиком, с длинными черными волосами и голубыми глазами. Когда мой муж на работе, а дети в школе, я ищу развлечения в инете и вот на одном из чатов я познакомилась с Ирой.
Я сидела дома в коротком халатике, вдруг звонок в двери. Было лето. Она вошла. На ней была юбочка и короткий топик. Я предложила своей новой подружке немного расслабиться и выпить со мной коньяку. Она отказывалась, но потом все-таки согласилась. Я стояла и наливала ей в бокал, мой халатик распахнулся немного, я знала что она все увидит и специально, задев его рукой, я потянула за атласный пояс и он немного развязался, открыв её глазам мою бритую писечку, в полупрозрачных розовых трусиках и левую грудь с успевшим затвердеть и очень возбудиться, сосочком. Потом я на секундочку отлучилась, и позвонила своему давнему любовнику, сообщив приятную новость о том, что я нашла для нас девочку. Он обрадовался и сказал, что сейчас будет. Я вернулась в зал, где Ирочка уже успела выпить бокал конька, раскрасневшись, пыталась достать до кондиционера, чтобы включить его. Ей, видимо стало очень жарко. Она тянулась к нему, её короткая юбочка поднялась и я увидела, что она без трусиков. Я подошла к ней сзади и рукой проникла под юбку, сжав в ладошке её половые губки и немного потянув их вниз, она застонала.
— Он не работает! — сказала я ей тихо на ушко.
Она испугалась и покраснела, снова села на диван, а я улыбнулась, сняла свой халатик, предложив ей тоже раздеться и принять прохладненький душик вместе.
Она быстро сняла с себя все, подошла во мне, мы поцеловались, она губами прикоснулась к моему горячему сосочку, он тут же затвердел, я включила душ и мы так стояли и ласкали друг дружку. Я вставила пальчик ей в попочку и немного подразнила её, лаская стеночки по кругу, она упиралась ручками в стенку, оттопырив свою попочку. Другой рукой я проникла пальцами в писюшку, задев её ягодку, она вздрогнула. Её вагина обхватила мой палец, и она начала двигаться в такт моим движениям, вскоре она задергалась и кончила.
Мы помылись хорошо и пошли в зал, допили коньяк и беседовали. Я пошла на кухню за льдом. Вернулась села в кресло и начала наливать, а Ирочка сидела напротив меня подрачивая свою маленькую бритую писечку. В её 14 лет сиси у неё были большие четвертого размера с крупными сосками. Я оставила все и приказала Ире стать
раком. Она завела меня. Звонок в двери. Я провела Сашку в зал, сказав, что девочка уже готова. В комнату вошел мой любовник. Она испугалась и начала говорить, мол, мы же договорились вдвоем, она не хочет с моим мужчиной. Саша нагнул её, и с размаху вставил свой хуй в её маленькую мокрую писечку, он трахал её, смазка хлюпала и текла по её ногам, он ухватился за её соски и с силой начал теребить их, они стали такими твердыми. А я в это время лизала её горячий набухший клиторочек. Ирочка стонала от удовольствия. Этой маленькой шлюшке очень нравился трах с нами. Саня вышел из неё, его член истекал смазкой, он резко задвинул в её зад пару движений и начал кончать, вслед за ним задергалась и наша шлюшка. Сперма вытекала из её анала по ногам, пизда раскраснелась и пульсировала влагой, клитор был такой чувствительный к прикосновениям. Она упала на пол, тяжело дыша, Саня стал над её лицом и вставил своего красавца в её пересохший ротик:
— Соси сучка! — с кайфом сказал он.
Я поцеловала Сашку, он схватился за мою грудь, притянул к себе. Я видела море удовольствия в его карих глазах, он сходил с ума от всего этого. Ира вылизала его, и мы отправили её в душ.
— Хорошо помой себя, киса! — бросив ей полотенце, сказал он.
Мы упали в постель, он раздвинул мои ноги, отодвинул мокрую полосочку трусиков и начал лизать меня. Ммммм.. как он классно это делал, он кайфовал, когда я ждала его ласк и была в одних трусиках.. Трахая язычком клитор, вставляя один, два, три, четыре пальчика в мою щелочку, выпивая мой сок, он кайфовал.
Потом я стала раком и он вошел в мою голодную киску, которая полным ходом текла, его член, твердый горячий с бардовой головкой, средних размеров, входил в меня резко и ритмично. Я обожала, когда он так делал, словно блядь последнюю меня ебал. И тут он остановился и повернул голову назад. Я увидела, что Ирочка стоит на коленях перед нами и лижет ему анальное отверстие, вращает в нем язычком, я почувствовала, как его ствол во мне разбух до предела, я обхватила его ротиком и начала бешено заглатывать и сосать. Он стал кончать с бешенной силой. Член пульсировал во мне, я почувствовала, как мое горло заливает его сперма. Он упал, и все никак не мог прийти в себя. Потом мы выпили еще немного, он поехал к жене, до вечера мы ебались с подружкой. Её пизда и моя горели и были набухшие и мокрые, попочки были оттраханые пальцами языками и вибраторами. Я подарила ей свои мокрые трусики, вызвала такси, больше мы не виделись.

Хочу рассказать Вам о том, что в действительности происходило со мной. Я не претендую на лавры писателя, но думаю, чем проще я расскажу, тем будет интереснее. Повторюсь, что все события действительно происходили.
Меня зовут Максим и мне 17 лет. Данные события произошли в прошлом году, когда мне было 16. У меня есть родная сестра Неля, с которой у меня большая разница в возрасте. Моей сестре Неле 27 лет. Она уже была замужем, но вскоре развелась и от первого брака у нее есть дочь. После развода, насколько мне было известно, у моей сестры больше не было никаких серьезных отношений. Хочу пояснить, что моя сестра любительница различных гулянок, вечеринок. Она часто приходит домой поздно и часто навеселе. Моя сестра Неля невысокого роста, плотненькая с хорошей большой грудью и очень классной задницей. Могу сказать, что даже если ни брать в расчет, что она моя сестра, она действительно для меня была пределом сексуальных мечтаний. Моя сестра Неля раньше была большой любительницей секса, так до свадьбы у нее было много ухажеров. Также моя сестра не являлась ханжой и даже часто разговаривала со мной на такие интимные темы в плане моего сексуального просвещения. Я, будучи уже в половозрелом возрасте, все равно продолжал подглядывать за сестрой в ванной, когда она купалась или когда она переодевалась в комнате.
Однажды, когда мои родители и я уже спали, ночью моя сестра Неля вернулась домой. Я проснулся и чтобы не будить родителей, открыл ей дверь. Неля вошла в квартиру. В этот раз она была можно сказать, очень навеселе. От нее исходил запах коньяка. Этот запах я хорошо знал, так как сам любил выпить рюмку другую из отцовских запасов. Так вот я помог Неле зайти в комнату. Затем она переоделась и сказала, что пойдет в ванную. Когда Неля вернулась в свою комнату, я ждал ее там. Неля еле сказала мне спокойной ночи и без сил повалилась на свою кровать и сразу же отключилась. Я хотел накрыть ее одеялом, как вдруг заметил, что ночная рубашка моей сестры задралась вверх, и я заметил, что на ней нет трусов. Не в силах преодолеть своего возбуждения, я сел рядом с ней на кровать и попытался ее разбудить, толкая за плечо. Неля даже не реагировала. Тогда я уже смело взял ее ночную рубашку за края и задрал ее до самой шеи. Неля лежала на животе. В свете уличного фонаря, который светил прямо в окно ее комнаты мне было хорошо видно ее классные пухлые ягодицы. Я развел Нелины ноги в стороны как можно шире. И без того заведенный от ее бесстыжего вида, открывающегося сзади (разведенные в стороны ляжки, выставленные на показ раскрытое влагалище и темное отверстие ануса в щели меж двух пухлых ягодиц), я ввел указательный палец во влагалище своей сестры и стал там водить. Моя сестра не подавала никаких признаков того, что она не спит, поэтому я уже смело стянул с себя трико, спустил трусы, лег ей на спину и всадил Неле в ее вагину свой торчащий колом член по самые яйца. Начав с неторопливых движений, я все сильнее убыстрял свой темп. Под конец взяв ее за бедра я с бешенным ритмом насаживал Нелю на свой член. Вдруг Неля вздрогнула и издала тихий стон. Я остановился и замер. Сердце мое бешено колотилось. Но вдруг неожиданно для себя я услышал тихий голос своей сестры:
— Продолжай.
Я с новой силой вставлял член в нее изо всей силы. Бил ей внутрь, вырывая у Нели слабые стоны. Она была не очень широка, и влагалище приятно, плотно, обтягивали ствол моего члена. Когда ее губки касались моего паха, это было непередаваемое ощущение. По ее телу пошла дрожь и Неля кончила. Потом ей на спину кончил и я. Потоки моей спермы полились на ее ягодицы, а иногда долетая даже до шеи. Я не знаю, поняла ли Неля, что ее трахал ее брат или нет, мне было не интересно. Хотя, судя по тому, что она не встала, после того как я ее отымел, чтобы пойти подмыться, я думаю, что, наверное, поняла. Я встал с нее, взял с пола покрывало,
вытер Нелину спину, ягодицы от своей спермы, поправил назад ее ночную рубашку и ушел к себе в комнату.
На следующий день мысль о том, что я трахал взрослую женщину, пусть даже свою сестру не давала мне покоя. Мне хотелось с кем-нибудь поделиться своей удачей. Я пришел домой к своему другу Стасу. В это время у него дома был его приятель Игорь, с которым они вместе играли в карты. Я сел с ними за стол и не в силах держать в себе свою новость, рассказал им обо всем происшедшем во всех подробностях. Выслушав меня, ребята некоторое время молчали, а затем стали живо обсуждать прелести тела моей сестры Нели.
— Да сиськи у нее не такие уж и большие. Зато задница в самый раз, я бы ей с удовольствием присунул, — сказал Стас, который был старше меня на год, ему было 17 лет.
Игорь был младше всех ему было всего 15, но он также стал по деловому обсуждать тело моей сестры.
— А я бы ей на рот навалил, она, наверное, классно сосет!
Все эти разговоры меня завели до такой степени, что я сам, не ожидая от себя, вдруг выпалил:
— Так какие проблемы.
Ребята снова на время замолчали. Затем Стас спросил у меня, а что есть варианты. Тут меня осенило. Ведь Стас жил в квартире один, его родители уехали на заработки за границу, а моя сестра Неля часто меня упрекала, что я ее никуда не приглашаю, избегаю ее. Я в деталях изложил свой план ребятам.
— Ну ладно сказал Стас, давай попробуем.
Весь следующий день я размышлял о том, как бы правдоподобнее соврать сестре, чтобы завлечь ее на квартиру к Стасу. Перед выходными я подошел к Неле и спросил:
— Нель, как думаешь, что подарить пацану на день рождения?
— А сколько ему лет, — спросила Неля.
— 17 будет, — ответил я.
— А ты один идешь? — спросила Неля.
— Да нет, еще есть пацаны.
— Ну, сбросьтесь и купите, что-нибудь.
В день, когда мы наметили свое мероприятие , я ходил весь на взводе. Неля заметила мою нервозность.
— Что ты такой дерганый? — спросила Неля.
— Да чета мне ни в кайф одному идти, там пацаны с девками придут, а я один.
— Давай я с тобой пойду, — сказала Неля, — как будто я твоя девушка.
Обрадованный таким ответом я сразу согласился. Когда мы шли к Стасу, я сказал Неле, что там коньяк будет, но Неля сказала вдруг, что будет пить только пиво.
— Ну ладно, пиво так пиво, — сказал я.
А сам подумал, сначала пиво, а там видно будет. Когда мы пришли в квартиру к Стасу, то дверь нам открыл Игорь. Ничего неподозревающая Неля прошла в большую комнату. Когда я зашел в комнату, то увидел сидящего на кресле Мишку, знакомого Игоря, Мишке было уже 18 лет, и его уже должны были забрать в армию. Я вопросительно посмотрел на Стаса, указав ему на Мишку. Стас подошел ко мне и на ухо мне шепнул:
— Все нормально, потом расскажу.
Моя ничего не подозревающая сестра Неля прошла в комнату и спросила о том, где же все остальные гости, где девчонки.
— Не переживайте, мадам, — вдруг ответил Стас, — все будет. Давайте садится за стол, а там остальные подойдут.
Стол, честно говоря, в основном состоял из одной выпивки, пиво, водка коньяк, закуски было маловато. Неля села за стол и севший рядом с ней Стас сразу предложил ей коньяк.
— [5] Нет, я только пива, — ответила Неля.
— Ну пиво так пиво, — обиженно сказал Стас, наливая Неле в большой стакан пиво.
— Неля, а вы кем работаете, — вдруг спросил Мишка и тут же подмигнул мне, кивая на бутылку с коньяком, когда Неля повернулась в его сторону.
Я дрожащими руками, как на автопилоте добавил в стакан с Нелиным пивом почти треть бутылки коньяка. Моя сестра, отхлебнув из стакана, спросила:
— А че пиво такое крепкое?
— Это Балтика девятка, — ответил Стас.
— А понятно, — сказала моя сестра Неля, продолжая пить.
Мы все начали распивать спиртное, кто что захотел. Тут вдруг самый младший Игорь предложил:
— Ну что может пока ждем в карты сыграем.?
— Давайте, — неожиданно для меня ответила моя сестра Неля. — На что будем играть? — вдруг спросила Неля, — на деньги?
— Предлагаю на раздевание, — высказал уже раскрасневшийся от выпитого Мишка.
— Давайте, — опять неожиданно для меня согласилась моя сестра Неля.
Видимо ерш из пива коньяка делал свое дело и моя сестра расслабилась. Надо сказать, что в этот день на моей сестре была одета шифоновая блузка, джинсовая юбка ну и нижнее белье. Мишка сдал карты нам всем. Так как нас было пятеро, то мы играли каждый за себя. Я знал, что Мишка был настоящий карточный шулер, поэтому сразу понял, когда тот стал мне подмигивать. Две партии подряд проиграли сам Мишка и Игорь, как я понял для вида. Неля, попивая свой коньяк с пивом, расслаблялась с каждой минутой. Я видел, как заблестели и слегка затуманились ее глаза. Затем как было положено по сценарию, стало не везти моей сестре. Через 15 минут игры Неля уже сидела в одном нижнем белье. Неля уже достаточно пьяная уже не спрашивала про остальных гостей и девчонок, которые с наших слов должны были прийти. Когда, проиграв еще раз, Неля встала, чтобы снять бюстгальтер, Стас посмотрел на меня и одобрительно кивнул. Неля завела руки за спину и, расстегнув застежку бюстгальтера, сняла его. Ее большие груди с темными кружками вокруг сосков имели красивую, чуть вздернутую форму. Соски были набухшими, и озорно торчали вверх. У меня во рту пересохло, я чувствовал, как мой напряженный член просится наружу, оттопыривая плавки и трико хорошо заметным бугром.
— Может, хватит с вас? — голос Нели был чуть хриплый от захватившего ее волнения.
— Да ладно, — сказал Мишка, — надо же отыграться.
Отыграться у Нели не получилось. Теперь она стояла перед нами в одних узких трусиках, почти не прикрывавших сзади ее пухлых ягодиц. Мне показалось, что сердце вот-вот выскочит из груди, когда Неля завела пальцы под резинку трусиков и стала медленно стягивать их с бедер. Не шевелясь, боясь дышать, мы разглядывали черный кудрявый треугольник волос, протянувшихся по середине белого от следов купальника лобка и скрывавшейся между ног. В глубине волос виднелись набухшие бугорки половых губ. Трусики так же упали на остальную одежду. Я взглянул на Стаса. Он был бледен, как мел и облизывал пересохшие губы. Постояв немного абсолютно голой, Неля сказала:
— Ну, что все я проиграла, — и пыталась взять с пола свою одежду.
Тут ее за руку взял Стас и сказал:
— Не так не пойдет, мы же должны дать шанс мадам отыграться, — Стас улыбался.
В его улыбке было что- то издевательское.
— Ну а на что я буду играть, я уже все сняла.
Неля была уже сильно пьяная и неустойчиво стояла на ногах.

А теперь играем на желание, — сказал Мишка.
— Ну ладно, — сказала Неля снова сев на диван, — только последний раз.
— Конечно последний, — снова с издевкой произнес Стас.
Игорь в это время заворожено смотрел на голое тело моей старшей сестры, казалось, у него сейчас слюни потекут изо рта. Естественно, что уже совсем пьяная моя сестра Неля проиграла и эту партию.
— Ладно ребята, какое желание? — спросила лениво Неля.
— Мы хотим тебя потрогать, ты ведь такая красивая, — зачем-то добавил Стас.
Моя сестра начала отказываться, говорила, что она не может, что мы, дескать, намного моложе нее. Но Стас и Мишка были непреклонны, говорили, что карточный долг есть святое, что они только потрогают ее и все. Неля вопросительно посмотрела на меня, и я понял, что, несмотря на выпитое спиртное ей все-таки неудобно было в моем присутствии. Я вышел из комнаты, но тут же остановился за дверью. Стас и Мишка в четыре руки стали лапать мою старшую сестру за груди, оттягивали их за соски, сжимали руками. Затем Мишка уверенным движением раздвинул Нелины ноги и стал рукой гладить ее влагалище, теребил пальцами клитор. Стас в это время вовсю облизывал соски на груди Нели. Затем он уступил одну грудь подсевшему к ним Игорю, и тот стал яростно посасывать сосок на ее груди, который уже заметно торчал. В этот момент я обратил внимание на лицо своей старшей сестры, которая от всего этого в открытую тащилась. Когда моя сестра стала уже постанывать от удовольствия, Стас достал и штанов свой напряженный член и командным голосом сказал:
— Теперь мне пососи, — и, взяв член рукой, направил его в сторону Нели.
Мгновение она колебалась. Обойдя Нелю сзади, Игорь положил ладонь на ее мягкую и одновременно упругую попку и подтолкнул к торчащему члену Стаса. Не ожидая этого, она почти упала на колени, да так, что пульсирующая головка члена оказалась в сантиметре от ее рта. Стас приставил ее прямо к губам девушки, и, слегка надавив, ввел его в рот до самого основания.
Когда Неля стала сосать, Стас заурчал от удовольствия. В это время Игорь и Мишка стали мять задницу моей сестры, раздвигать руками ее ягодицы. Мишка, плюнув Неле между ног, стал проникать своими пальцами ей во влагалище. Затем Мишка уступил место Игорю, а сам отошел в сторону. Я увидел, что Мишка спустил полностью свои штаны и вытащил наружу свой член. Подойдя к Неле сзади и встав на колени, Мишка всадил Неле в истекающую вагину свой торчащий колом член по самые яйца. Неля дернулась, что-то неразборчиво прохрипела из-за торчащего во рту члена, Стаса но Мишка притянул ее к себе за ягодицы и стал неистово драть, буквально вколачивая свой член в ее вагину. Стас делал то же самое спереди, приговаривая:
— А это и есть наше желание! Будешь стоять раком, пока мы тебя не отымеем во все дырки.
И они драли ее — один спереди, другой сзади. Затем поменялись местами. Неля уже причмокивала, высасывая из Мишки остатки спермы, которой он окатил всю ее промежность, едва успев вытащить член уже на самом пике оргазма, в то время как Стас уже занял его место сзади и продолжал разнашивать сдобренную Мишкой вагину.
Я стоял и смотрел на все с таким возбуждением, что мой член того и гляди порвал бы мои брюки. В этот момент изрядно натрахавшийся Стас посмотрел в мою сторону и сказал.
— А ты что стоишь? Думал, не поделюсь? Сосет классно! Макс у тебя отличная сестра, — Стас повернул ко мне голову, — будешь ее.
Я покраснел и отрицательно замотал головой.
— Ну как знаешь, — засмеялись ребята.
Мне [5] стало немного страшно одно дело, когда один, а троих за раз у Нели наверняка еще не было. Тут к ним присоединился самый младший Игорь.
— Соси! — отрывисто сказал Игорек, и, взяв член рукой, направил его в сторону Нели.
— Ты уже делала кому-нибудь минет? — спрашивал он, вытаскивая член наружу и засовывая опять.
Неля в начале что-то сопела, а потом перехватила член у основания своей рукой и стала с упоением обсасывать его. Вытащив член изо рта, она лизала его языком вдоль всего бугристого ствола, причмокивая, обсасывала головку, обхватив стонущего от истомы Игоря за ягодицы, притягивала его к себе, то, погружая вздыбившийся член в рот, то, выпуская его наружу. Игорь взял ее за уши и стал руководить движениями. Он с остервенением насаживал прелестную головку Нели на свой багровый член, словно это была голова куклы, не способной противиться любой прихоти хозяина. Мне сзади было хорошо видно, как по ее ляжкам из распахнутой щели влагалища растекается сок сладострастия.
Стас и Мишка в это время сидели за столом, и пили водку, наблюдая за действиями Игоря. Отдохнув, ребята снова встали из-за стола. Подойдя к Неле и подняв ее с корточек, Мишка снова начал лапать ее грудь, а Игорь тем временем полез к ней между ног.
— Так все хватит ребята и так вы слишком много себе позволили.
В этот момент Стас что-то сказал Неле, и я слышал, как она ответила:
— Но это в последний раз.
— Так ты че её не трахнул? — спросил Мишка Игоря.
— Не только на рот дал.
Весь этот разговор я воспринимал как бы со стороны, и мне казалось, что все это происходит не со мной и не с моей сестрой. Затем Игорек развернул Нелю к себе задом по хозяйски расставив ей ноги начал агрессивно долбить ее горящую дырочку. Теперь уже Неле пришлось упираться руками в стену. Ее груди стали болтаться в воздухе и ими тут же завладели Стас и Мишка. Одной рукой они тискали ее сиськи, а другой дрочили свои члены. Напор Игоря был настолько сильным и возбуждающим, что Неля кончила, Она теперь походила на куклу: ноги ее не держали и если бы не ребята, которые ее держали, она бы упала. Следом за Нелей кончил и Игорь, я увидел, как его сперма заливает всю ее промежность и течет по ее ногам. Вытащив свой член, он вытер его Нелиными трусиками.
— Да — а — а, классная сучка, — прокомментировал Игорь.
— Теперь моя очередь, — Стас снова начал пристраивать свой член к Нелиному залитому спермой влагалищу.
Член Стаса был толще и длиннее чем у Игоря и Неле даже пришлось пошире раздвинуть ноги чтобы он там поместился. Начав с неторопливых движений, он все сильнее убыстрял свой темп. Под конец он взяв ее за бедра с бешенным ритмом он насаживал Нелю на свой член и кончал он долго и много. Вытащив свой член, Стас развернул Нелю и засунул член ей в рот, чтобы она облизала его. После чего она выпрямилась, и мы все четверо закурили.
— Ну, ладно я пошел, — сказал Мишка.
— Еще увидимся.
В этот момент Стас принес с ванной комнаты полотенце и обтер тело моей сестры от потеков спермы, которой они забрызгали ее ноги и промежность.
— Ты точно ее не будешь, — спросил у меня Стас.
— Нет, я и дома успею ее еще трахнуть.
Мне не хотелось, чтобы пацаны со стороны смотрели, как я буду трахать свою сестру, да еще и обсуждали это. Моя старшая сестра Неля в это время совершенно голая лежала на раскинутом диване и из ее влагалища сочилась сперма Стаса, который один из всех кончил
в нее. Я подошел к Неле и сказал:
— Ну что пацаны, помогите мне ее одеть, да поведу ее домой.
— Да ладно подожди, пусть чуть оклемается, куда ей в таком виде. Сейчас Миха еще пива принесет.
Чрез некоторое время в дверь постучали, и Стас пошел открывать. Я увидел, как в комнату вошел Мишка, а с ним были еще Юрик брат Мишки лет 16 и еще двое каких-то пацанов. Я отозвал Стаса в сторону и сказал, что мы так не договаривались. На что Стас мне ответил, что, мол, у нее же там счетчик не стоит, что она пьяная и на завтра как проспится, ничего не будет помнить. Я заметил, что у Юрика в руках была видеокамера. Юрик был хорошим другом Стаса, и учился в десятом классе. Сейчас он стоял в прихожей с видеокамерой в руках. Стас в это время объяснял Юрику как снимать, что снимать и как находить лучшие ракурсы. Посмотрев на меня, Стас сказал:
— Не волнуйся. Я решил, что нужно снять на пленку, как мы будем ее трахать. Это будет отличная кассета! К тому же от нее не убудет.
Тут моя сестра Неля пришла в себя и пробормотала:
— Мне надо в туалет.
Стас в приказном тоне сказал мне:
— Своди ее, пусть освежится.
Я успел завести свою старшую сестру в ванную и ее тут же стошнило от выпитого спиртного. Я немного побыл с ней в ванной. Неля была еще в таком состоянии, что ничего не соображала. Я взял ее за руку и повел в комнату. Я даже не ожидал в тот момент, что увижу в комнате, когда мы с сестрой туда вернемся. Там сидело шесть человек. Кто на широком диване, кто в кресле, а кто и просто на полу. На вид им всем было от шестнадцати до семнадцати. Все они были из различных классов нашей школы. Я представил себе, что Неля сейчас, наверное, с дрожью думала о том, что сейчас ее, двадцатисемилетнюю бабу, будут трахать восемь подростков. Они тем временем о чем-то препирались, но как только Неля вошла в комнату в таком соблазнительном виде, шум сразу умолк. Казалось, что все немного растерялись. Но тут один из них воскликнул:
— А вот и королева вечера! Иди ко мне, телочка!
Оператор пробурчал:
— Шикарная телка, — и продолжил съемку.
Неля подавленно молчала. Я отпустил ее руку. Неля подошла к парню (он сидел на диване) и, раздвинув ноги, села ему на колени. Все заворожено на нее глядели. Пара человек уже начала расстегивать брюки. Рука юноши не преминула воспользоваться положением женщины, и тут же оказалась между ее ног, поглаживая интимные места. Неля слабо застонала.
— Да она просто течет, ребята! — обрадовался парень, — хотите глянуть?
С этими словами он пригнул Нелю к себе, и развел руками ее ягодицы в стороны, взору всех ребят предстало зрелище, которое они не смогут забыть никогда в жизни. Набухшие половые губы окаймляли влагалище, а над ними темнело колечко ануса. Картина завораживала. Оператор тем временем возбужденно пыхтел, снимая. Сидящий рядом парень звонко шлепнул ее по ягодице, после того, как он убрал руки. Тут к моей сестренке Неле подошел Игорь и, сняв пьяную женщину, повалил ее на диван, а затем положил ее на бок, так что у Нели были согнуты ноги в коленях и подтянуты к животу.
Игорь не заставил себя ждать и подошел к женщине сзади. Он погладил ее по ягодицам и развел их в стороны. Указательным пальцем он начал играть с ее срамными губками, иногда вводя палец внутрь. Неля подалась ему навстречу и тихо застонала.
— Ну что, хочешь меня, да? — сказал Игорь наклонившись.
Спустив брюки, он резко вогнал свой член ей во влагалище. Он [5] вставлял член в нее изо всей силы. Бил ей внутрь, вырывая у Нели слабые стоны.. Не кончив Игорь отошел от Нели. Один из молодых любовников подошел и начал поглаживать ее клитор, отчего Неля застонала, и начала извиваться, пытаясь попасть на палец. Пальцы утопали внутри женской сущности. Затем он снова, еще шире, раздвинул половые губы в стороны, со словами:
— Хороша блядь!
Через минуту еще пять бритоголовых парней лет четырнадцати стояло перед Нелей в одних лишь трусах, из которых явственно выпирали эрегированные члены.
— Теперь каждый может подойти к тете и пощупать ее, — сказал я, думая, чтобы быстрее все закончить, и побыстрее самому трахнуть сестренку, но я ошибался.
Как стадо голодных зверей мальчишки бросились к Неле и начали ее мять, тискать, гладить. Десять пар рук шарили по Нелиному телу, от чего она, закрыв глаза от удовольствия, блаженно постанывала. Наконец, Стас положил Нелю на кровать. Она легла перед парнями на кровать, уперлась локтями в матрац, и широко расставила ноги.
— А сейчас покажите, что вы можете, — сказал Стас и посмотрел на небольшого парня, но с большим толстым фаллосом. — Давай ты!
Мальчишка послушно влез на Нелю и резво задвигал задом. Но долго он не продержался. Через полторы-две минуты он, уткнувшись Неле за ухо, вдруг изогнулся дугой, выпуская в нее свое семя. Так же быстро трахнули мою сестру еще несколько пацанов. Следующий парень лег спиной на кровать, после чего Неля медленно села на его член. Упершись локтями в его грудь, и не отрывая взгляда от лица мальчишки, Неля начала энергично нанизывать свой зад на член. Фактически она сама трахала парня.
— Следующий, — сказал Стас через несколько минут, когда Неля слезла с парня.
Рядом моментально плюхнулись еще двое малолеток. Но они оказались настолько возбуждены увиденным, что кончили уже после нескольких движений Нелиного таза. Затем всех ребят Стас отодвинул в угол комнаты, после чего велел одному из пацанов лечь на кровать ногами к своим товарищам. Мальчик повиновался. На этот раз Неля стала на четвереньки над парнем, дав ему возможность рассматривать и обнюхивать ее промежность, а сама стала с команды Стаса, громко чавкая, сосать его член. Время от времени мальчишка не выдерживал и впивался в ее половые губы, тогда Неля отрывалась от работы и, наблюдая за реакцией остальных ребят, как мне показалось в открытую тащилась.
Голые пацаны с вожделением смотрели за происходящим. Их молодые организмы сразу же отреагировали как надо и их члены снова стали в боевую позицию. Чтобы еще больше подзадорить их, Стас приказал Неле поменять позицию — повернувшись задом к пареньку, над которым она была и, став на корточки, она медленно села на его член. Откинув голову назад и упершись сзади руками об кровать, Неля начала двигать задом вверх-вниз, непроизвольно демонстрируя мальчишкам, как в ее мохнатую киску входит и выходит член парнишки. Один за другим, парни начали присаживаться на кровать и уже с близкого расстояния наблюдать за сексом взрослой городской тетки. Так же постепенно мальчишки начали щупать и гладить Нелину грудь, спину, задницу, ноги, Она громко стонала, не переставая при этом похотливо вертеть задом.
Наконец, пацан кончил. Неля слезла с него и осмотрела окруживших ее парнишек. Они голодными глазами смотрели на нее, готовые в любой момент накинуться. Я на минуту вышел, а когда вернулся в комнату, то увидел там Нелю, стоящую на коленях в окружении толпы мальчишек и под их тихие комментарии делающую минет одному из них. Как оказалось, таким образом, уже мало контролирующая себя Неля расплачивалась за какой-то проигранный спор.
Я хотел было прекратить все это и разогнать мальчишек,
но все возрастающее либидо победило, и мальчишки во время минета яростно тискали ее тело, что тоже заводило меня. Я подошел к Неле и оторвал ее от занятия оральным сексом. Согнув ее, я вошел в нее сзади и начал долбать ее влагалище. Неля стояла, упершись руками в грудь одного из парней и, закрыв глаза, громко стонала. Кончив, я уступил место другому мальчику. После него Нелей овладели еще три парня, после чего позу пришлось сменить — остальным мальчишкам из-за их невысокого роста трахаться в таком положении оказалось неудобно. Поэтому Нелю положили на деревянный стол в комнате, причем нисколько не заботясь при этом о ее комфорте. К Неле опять образовалась очередь. Двое парнишек держали ее за широко расставленные ноги, а кто-то третий тем временем, поедая глазами ее волосатую пизду, остервенело трахал. Через некоторое время мы с Игорем вышли на улицу покурить. Когда я вернулся в комнату, то Нелю тем временем пялил раком небольшой паренек, с радостью вдвигая член в возбужденное влагалище. У него еще никогда не было женщины, и он быстро подошел к оргазму, окатив ляжки Нели своей спермой.
После такой ебли и после всего выпитого спиртного Неля снова отключилась лежа на диване. В этот момент я услышал голос одного незнакомого мне паренька:
— Ну что теперь пора и в очко ей вставить.
Тот, кто сказал об этом, уже сам был голый, и теперь намазывал головку своего большого члена вазелином. С некоторым страхом я смотрел на его манипуляции. Наверняка будет больно, подумал я, глядя на размеры члена этого парня. Я хотел было сказать, что моя сестра, как мне было известно из ее рассказов, хотя может и врет, никогда не давала в зад.
— Иди сюда, кобылка, сейчас я на тебе поскачу.
Он подошел к ней и, встав на колени, натер член вазелином, нежно массируя его руками. В это время к Неле сзади подошел один из парней (вероятно, тот же) и несколько раз смачно шлепнул ее по заднице, отчего она порозовела. Закончив втирать вазелин, парень вместе с двумя другими, поставили Нелю на диване раком и прогнули ей спину так, чтобы спиной она стояла к парню, а его ноги оказались между ее ног. Парень, долго ждавший начала, торопливо вместил головку члена в анус Нели. Натертый вазелином, он легко проник в нее. Я подумал, наверное, было приятно чувствовать упругое колечко сфинктера моей сестры на своем члене, и осознавать, что сейчас ты своею властью натянешь ее на себя до самого основания. Он начал ее насаживать. Сначала ей было немного больно, но вот ягодицы плотно прижались к паху паренька, и постепенно боль улеглась. Снова приподнявшись ее на члене, парень, в этот раз, резко опустился в ее зад до самого конца. Неля вскрикнула. Наверное, если бы в этот момент парень трахал ее в пизду, то моя сестра и не почувствовала, но в задницу.
Оператор продолжал снимать, одной рукой держа камеру, а другой пытаясь высвободить на волю потвердевший орган. Длинный пенис вонзался в задницу женщины, и парень кряхтел от удовольствия, насаживая ее зад на свой член до самого конца. Иногда он вскрикивал что-нибудь типа:
— Хороша, сука!
Или:
— Глубже, шлюха!
Чтобы не кончить, он остановился и начал поглаживать женское тело. Неля тяжело дышала. Было видно, что ей больно, а по парню было видно, что он хочет еще. Крик моей старшей сестры застал меня и Игоря в коридоре, мы забежали в комнату увидели Нелю, стоящую раком лицом к нам, и парня, который в это время во весь пенис содомировал ее в зад. Было видно, что Неле, которая не любила этот вид сношений, это не приносит никакого удовольствия. К тому же ее явно смущало то, что за ее первым анальным сексом наблюдает столько подростков. На парня же наше присутствие наоборот подействовало положительно. Он заметно [5] взбодрился и вскоре кончил, оросив Нелины ягодицы своей спермой.
Тут же к ней подошли еще двое и принялись бить в нее членами. При этом задний шлепал ее по заднице. Задница у нее уже была помидорного цвета. Парень, воспользовавшись моментом, со стоном:
— Ууу, шлюха, — воткнул член ей в зад.
Неля от неожиданности замычала (так как во рту у нее тоже был член), но быстро привыкла. Камера неотрывно следовала за движениями участников сцены. Вытащив свои члены, парни стали яростно поливать Нелину задницу своей спермой.
Все дальнейшее действо проносилось у меня перед глазами как в тумане. Я помню только, что я сам трахал Нелю несколько раз и еще несколько раз она мне делала минет. (Как впрочем, и всем остальным).
Я очнулся под утро. Член болел от перенапряжения, и у меня не было сил даже встать на ноги. Но я все же пересилил себя. Стас лежал рядом со мной на кровати, Игорь свернулся калачиком на кресле, а Неля с каким-то парнем лежали на расстеленном на полу одеяле. (Вернее парень лежал на одеяле, а Неля на парне, расставив по сторонам ноги). Все мы были совершенно голые. Я стал будить своих друзей. Когда мы с сестрой пришли домой, то меня стали отчитывать родители, за то, что я где-то пропадал. Неля сказала родителям, что я был с ней у ее подруг, и родители от меня отстали. Моя старшая сестра Неля после этого долго со мной не общалась, наверное, не могла простить мне того, что я ее так подставил. Я и сам думаю, что надо было ее вовремя увести домой, но теперь, что уже говорить об этом.

Вот как я и обещал продолжение моей увлекательной истории.
…очередная командировка…
В этот раз я очень сильно хотел ехать в командировку, потому, что знал — меня там ждет мой мальчик, мой любимый, нежный, ненасытный мальчик.
Когда я приехал, каково было мое разочарование. Пока я отсутствовал, он не терял зря времени и более сблизился со своими знакомыми парнями. Как я узнал позже от него самого — это были два парня, с которыми он учился, а теперь и вместе бурно проводил ночи. Это меня немного задело, я подумал, вот настало время, когда он нашел себе кого-то другого и я ему не нужен. Как я был удивлен, его реакции. Он сказал, что просто ему было скучно, и он решил скрасить свое одиночество. Он стал объяснять все плюсы произошедшего. Говорил, как это будет здорова, проводить ночи вдвоем, а если надоест, то и вчетвером, а я стоял и думал, как я тебя люблю, почему ты не понимаешь, что мне никто не нужен, но дальше все изменилось.
Моя работа непосредственно связана с работой компьютеров, поэтому я имел доступ в интернет и мог пользоваться всеми новинками компьютерной техники, которые были в моем распоряжении. Ну, впрочем, это не столь важно: рассказ не про это. После работы я засиживался в кабинете. Он приходил ко мне и мы сидели, смотрели фильмы, порно фильмы, лазили по интернету, занимались сексом прямо в кабинете, так как никого не было, это было забавно и даже экстремально. И как бывает часто, рано или поздно, кто-то может помешать нашим развлечениям. В один из дней, я обмолвился с работницами, которым я не равнодушен и которые уже давно добивались моего расположения, что я сегодня задержусь, и ко мне придет знакомый. Все бы ничего, но одна довольно интересующаяся девушка, можно даже сказать заноза в одном месте, почему-то решила тоже задержатся и проследить, чем мы там занимаемся. Забегу немного вперед и скажу: у неё это получилось.
После прихода моего мальчика, который принес мне покушать. Я, конечно, перекусил, мы обнялись, поцеловались, хотя может это было до еды, может после, а может и до и после не могу точно вспомнить так всего было много и часто. Мы сели смотреть какой-то новый фильм. Посмотрев его, я решил немного завести его и включил порнушку. Реакция не заставила себя долго ждать и мы начали сосаться, потом он опустился на колени и стал быстро, чуть не разрывая на мне штаны, стягивать их с меня. Вот он расстегнул пуговицу на джинсах, за ней последовала молния и вот показался мой хуй, весь в боевой готовности. Он уже давно встал, еще, когда мы целовались. Он стал целовать мою головку, водить по ней язычком, посасывать мои большие шары. Медленно проводя своим язычком по всему стволу и особое внимание он уделял моей залупе. Дольше он медленно взял в рот мою залупу и стал медленно посасывать её, как это было хорошо, как мне хотелось схватить его голову и просто трахать его в рот, как я хотел кончить ему в рот. Я старался держатся. Он стал медленно все больше и больше заглатывать мой член себе в рот, я не выдержал, обхватил его голову двумя руками и стал насаживать его голову на свой член и в эту минуту зашла знакомая работница… Она, наверное, подслушивала или подсматривала, не знаю. Что
было дальше многие могу представить себе по разному, но я расскажу как все было.
Она начало очень странно свой монолог.
Сначало она издевалась над нами. Типа что мы гомики и все такое. Кстати мой мальчик все еще стоял на коленях, а мой хуй от такого появления стал опадать.
Она подошла взяла рукой мой хуй и стала его мять, а голову моего мальчика засунула себе под подол и он начал там лизать её киску. Это я узнал потом.
Мне стало приятно от того как она мяла мой хуй и он начал подниматься. Она это заметила и стало интенсивнее его подрачивать. Затем она сказала чтобы я вошел в неё. Она села на мой стол и расставила в сторону свои ноги. Я подошел и вставил её свой хуй, а мой мальчик лизал её и мой хуй, по моему ему это нравилось. Я стал трахать её. Мой мальчик к тому времени достал свой хуй и подрачивал его, кА же меня это заводило. Я так хотел его и от этого довольно быстро кончил. Не получив наслаждения она сказала моему мальчику вставить её. Он её и вставил. Хуй у него был хороший для его возраста, довольно толстый и длинный. Он трахал её по большой амплитуде. Меня стало возбуждать данное зрелище и стал вставать мой кол.
Вскоре мой хуй был в боевой готовности и я очень сильно хоте6л вставить его моему малышу. А мой мальчик никак не мог кончить. Я подошел и стал вставлять ему свой вставший колом хуй. Увидев это мой знакомая немного удивилась и сказала:
— Трахни его как следует.
Что я и сделал. Я медленно вошел в него и начал трахать его. Он стал стонать, но не прекращал трахать знакомую. Это продолжалось минут 5, а потом мы стали все вместе кончать, так, бурно и так дружно. Знакомая завалилась на стол, мой мальчик завалился на неё, а я на него. Полежав и немного отойдя мы стали выходить друг из друга.
Знакомой понравилось наше развлечение и она изъявила желание продолжить. Дальше мы включили порно и снова стали заводится и мой знакомая стала сосать у нас хуй по очереди, а мой малыш сосал у меня. Потом я у него и она у него тоже сосала. Ей понравилось сосать у нас.
Она попросила нас трахнуть её вдвоем.
Я поинтересовался, как именно она хочет?
— Я хочу, чтобы меня отимели в мою киску и в попку одновременно.
Я её сказал, что это будет больно так как она в первый раз будет это делать, но она не хотела ничего слышать. Она села на меня верхом, а мой мальчик стал входить в её попку своим не маленьким хуем. Она постанывала но не останавливала его. Когда он полностью вошел в неё, он сам чуть не кончил, он начал медленно двигаться внутри неё она стала насаживаться на моем хуе.
Как это было замечательно. Я чувствовал как его хуй ходит возле моего и трется о мой хуй, нас разделяла только тоненькая стенка. Его это тоже возбуждало и он через несколько минут кончил, я тоже долго себя не заставил ждать и в скором кончил.
Так мы долго лежали и не могли поверить в случившееся.
Так закончился вроде бы обычный вечер.

Я нашел свою девочку в банальном притоне, претензиционно именуемом «элитным салоном». Много позже, после нашего с ней разрыва, я столько раз прокручивал в голове нашу встречу, что и сейчас помню ее во всех подробностях, вплоть до деталей интерьера той обители наслаждения.
В тот день меня побудило изменить привычный маршрут с работы домой то обстоятельство, что, как я узнал, в салоне, куда я нередко заглядывал, появилось несколько «новеньких» девочек, что совпало с моим желанием расслабиться после напряженного дня.
Все было как обычно. Та же гостиная меблировка: вкруг журнального столика обитые кожей диванчики и массивное кресло во главе. Те же кошачья грация томной администраторши и плавное движение ее руки, привычно подавшей чашку кофе. Та же хрипотца Джо Коккера из динамиков – видимо, им исчерпывались представления администраторши о подобающей музыке для моего контингента (вероятно, я считался навроде нежадного на чаевые, без особых фантазий «постоянником»). Те же длинноволосые нимфы, все как одна в массивных стриптизных туфлях, экстравагантном белье, сквозь которое просвечивали юные прелести соблазнительниц; то же щебетанье на общие темы, продажный грудной смех, все те же ужимки и навязчивый вопрос-ожидание в глазах у каждой: «ну что, пойдем?»
Я устало прикрыл глаза. Нет, я давно не комплексую насчет платной любви. В конце концов, что в наше время не продается? — каждый зарабатывает очки чем умеет. И все же эта внешне разнообразная масса брюнеток, блондинок, мулаток, рыжеволосых бестий по сути была одно. Мне представилось женское лоно, похотливо набухшее от соков желания, готовое поглотить, утопить в себе, засосать в бездонную глубь подобно слизкому болоту.
Стряхнув руку одной из озорниц с ширинки, я собрался было уходить. Как вдруг администраторша открывает дверь и в гостиную поочереди заходит несколько девушек, так что остальным, несмотря на просторное помещение, приходится потесниться. Первых две меня не особенно заинтересовали; увидев третью, я уже засомневался, стоит ли все-таки уходить не разрядившись. Но четвертая… это был эффект молнии… разорвавшейся бомбы… нет, даже эти сравнения меркнут по сравнению с эффектом появления последней из них.
Позже мне пришел в голову вопрос: почему же она? Именно она, среди всех этих длинноногих моделей? Разгадка оказалась проста: все дело было в контрасте.
Она была одна естественная, живая среди всех этих разряженных искусственных кукол. Возможно, встреть ее в тех же простых джинсах и топике где-нибудь на улице, я не обратил бы на нее особенного внимания, учитывая ее невысокий рост и скорее симпатичность, нежели красоту. Но тогда она выглядела воплощением девичьей грации, невинности и чистоты. Все, решительно все выделяло ее на фоне разбитных товарок: нежная белизна кожи; пышные каштановые волосы; робость пугливой лани; изогнутая дуга черных бровей; естественный румянец и блеск влажных губ; но главное – это были ее глаза. Темно-карие, выразительные глаза с густыми длинными ресницами.
— Эмма, — представилась она и посмотрела на меня — смело, с вызовом гордости и достоинством добродетели. И, утонув в этой бездне, я пытался понять, что я искал в этом омуте.
— Эмма, — насмешливо повторил я. — Эмма Бовари, стало быть?
М-да, — подумал я тогда. — Интересное это совпадение – имя жены, сделавшей мужа рогоносцем, и взгляд десадовской Жюстины… И тут же, не задумываясь, принял эти две ассоциации за знак свыше.
Однако, прежде чем продолжить повествование, позволю себе перенестись на энное время назад в то время, когда я был еще неопытным юнцом, который не мог отличить обычную б… от порядочной женщины. Ее звали Лариса, она была
старше меня и, само собой, много более искушенной в амурных делах.
Я был обычный ослепленный болван, который наивно считал ниже своего достоинства приставать с допросами к любимой женщине, возвращавшейся частенько заполночь. Я считал оскорбительным думать о ней дурно даже тогда, когда она возвращалась нетрезвая, в странном возбуждении, с блестящими от похоти глазами, в потрепанном виде, — да и вся как будто порядком помятая. Одним словом: я любил, и подобно всем лопоухим болванам, доверял ей во всем. Однако эта безмятежная пора моей юности закончилась в тот день, когда она пришла пьяная только под утро.
Как я помню тот день! Всю ночь я не мог заснуть, и одна картинка вырисовывалась в моем мозгу. Вырисовывалась всякий раз, когда я, представляя нагое тело своей любовницы, медленно раздвигающей передо мной свои в вечных откуда-то синяках ножки, произносящей с характерной хрипотцой «вые… меня, милый», уже готов был извергнуть поток горячей спермы. И именно в этот кульминационный момент мне представлялось, что между ее ножек, между ее б…дских ножек, с «бугорка Венеры», оазиса моего наслаждения, стекает чужая сперма.
Мне тут же становилось тошно, я брезгливо убирал руку прочь. А потом все начиналось сначала, это наваждение, интригующее своим гнусным смыслом. Интригующее оттого, что этот смысл должен был убить всякое желание, — он же, напротив, делал образ тела любимой, оскверненной чужим семенем, более желанным, чем обычно… И это было такое странное, необычное и унизительное открытие для меня.
Тем утром она зашла в квартиру чуть слышно. Осторожный скрежет открывающегося замка. Скользящие по паркету шаги. Звук расстегивающейся молнии ее сапог. Тихое журчание воды в умывальнике ванной. Вот она, словно преступница, крадется к кровати – к нашей кровати, где мы делили ночи, много бессонных ночей. Вот она виновато, робко натягивает краешек одеяла на себя, боясь ненароком задеть меня, чтобы не вызвать излишних вопросов. Лежит неподвижно на краешке кровати, — видимо, прислушиваясь к моему дыханию. Наконец, ее рука медленно, словно в замедленной съемке, продвигается к моему стволу, вот-вот готовому выстрелить, и обхватывает его уверенной хваткой. Смутное сомнение посещает мою изменницу:
— Не спишь?
Лора срывает одеяло и, подползая к вздымавшемуся члену, осторожно насаживается на кол. Наконец, поворачиваю лицо к ней и вижу – вижу ее вызывающе-б…ское выражение лица, нетрезвый взгляд с поволокой. Вижу ее словно в первый раз – и каждый изгиб, каждая выпуклость ее тела, каждое новое движение ее бедер открывают мне торжество ее порока. Нет, нет, все не то… Просто я вдруг увидел лицо шлюхи вместо лица любимой женщины, — и тогда в один момент во мне все перевернулось, я осознал всю комичную пошлость ситуации так ясно, как никогда. Это был всего лишь миг отчаянья перед лицом голой правды в глазах бесстыжей шлюхи, — и этот миг перевернул иллюзорный мирок двадцатилетнего юнца, рассыпавшийся, как карточный домик…
— Где ты была? – мой собственный голос, прозвучавший в тишине, показался мне изменившимся и чужим.
— Милый, я у подружки задержалась, — помедлив, ответила она, и ответ ее прозвучал как-то натянуто и по-б…ски приторно-слащаво. И в то же время я еще осознавал власть ее голоса – низкого, грудного с хрипотцой голоса – от одного которого у меня уже вставал.
— Где ты была, шлюха? – спросил я громче, быть может, громче, чем ожидал. Лора, виновато отвернувшись в сторону, пряча испуганные глаза с размазанной под ними косметикой, стала двигаться на мне быстрее. (Видимо, желая отвлечь внимание и задобрить, подумал я.)
— Что, облажалась, сука? – усмехнувшись, я сбросил ее с себя, перевернув на спину. А потом, сдавив одной рукой ее кисти рук, другой, неожиданно для себя, ударил ее по лицу.
— А-а, что ты делаешь? Не смей трогать меня,- захныкала Лора.
— А, так тебя не оскорбляют эти слова? – отметил я, поставив подругу в колено-локтевую позицию.
Лора молчала.
— Значит, ты шлюха? Да? – спросил я, раздвигая ей ляжки. – Отвечай.
— Да, — неожиданно для себя услышал я ее с придыханием тихий голос.
— Значит, ты б…? Да? – спросил, вставляя в ее задний проход вздымавшийся член.
— Я? А-а-а… — закричала-застонала она. – Да.
— Что «да»? Кто ты? – спросил я, все глубже засаживая член в роскошный зад моей вероломной предательницы.
— Шлюха.
— Не так, — ударил я ее по ягодицам. – Повторяй за мной – «я – шлюха».
— Я шлюха…
— Сука.
— Я сука-а-а…
— Отлично, детка, — схватил я за волосы свою б… — Я так вижу, ты способная девочка. У тебя еще есть шанс заслужить мое расположение. Что ж, поехали дальше.
Освободив задницу любовницы от своего инструмента, я поднял с пола свой ремень и одной рукой сжал запястья своей милашки.
— Итак, повторим урок. Будешь повторять за мной, но с бОльшим выражением, с чувством.Усвоила?
— Да…
— Господин.
— Да, Господин.
Лора покорно повторяла за мной эпитеты в свой адрес, получая за каждое слово ремнем по п…де. Ноги ее, по моему указанию, должны были все время быть широко раздвинуты, а спина прогнувшейся, чтобы порочное лоно было постоянно готово к очередному удару.
Затем, когда мы закрепили урок, я связал запястья Лоры ремнем и, перевернув ее лицом ко мне, приказал оставить ляжки широко раскрытыми.
— Отвечай: ты изменяла мне? – дал я подруге шанс спасти свою репутацию.
— Я… я не хотела, — ответила та дрожащим голосом, повернув ко мне лицо с растекшейся по щекам тушью.
Я ударил сучку кулаком в глаз, отчего та завизжала.
— Молчать, сука. Не выводи меня из себя. Короче, твоя задача все время смотреть мне в глаза и улыбаться. Я не слышу ответа, — отвесив ей оплеуху, произнес я.
— Да, да, хорошо, Господин.
О, это было такое необычное удовольствие для меня, тогда еще желторотого юнца – ударить женщину, оскорбить ее, унизить и увидеть в ее глазах страх и почтение! Ее, тридцатилетней, считавшей меня до того злопамятного для нее дня «хорошим мальчиком».
И вот она смотрела на меня своими блестящими от слез глазами на помятом лице, силилась улыбаться, и улыбка ее слегка порадовала меня своей униженно-заискивающей беззащитностью.
— Смотри мне в глаза, сука, — повторил я и начал вставлять пальцы, один за другим, в ее промежность. Через какое-то время все пять были во влагалище.
— О-о-о, — застонала Лора.
Тогда я, как «хороший мальчик», сжал пальцы в кулак и, зажимая другой рукой рот своей телочке, стал е…ть ее дырку кулаком. Бедняжка мычала, стонала, пыталась брыкаться, но в конце концов сдалась и, судорожно подавшись бедрами навстречу моей руке, кончила.
Затем я нашел пустую бутылку из-под пива с удлиненным горлышком и уже начал сверять ее диаметр с окружностью
раскрытой щели своей б…ди. Поняв мои намерения, Лора пыталась сбросить меня с себя, и тогда я, пригрозив вые…ть разбитой бутылкой и прижечь «бычком» ее сокровище, приказал насаживаться, оскорбляя саму себя вслух.
Я вставлял и высовывал, вращал, крутил бутылку в ее влагалище, в то время как сучка, покорно устремляя бедра ей навстречу, шептала своим б…ким с хрипотцой голосом:
— Я сука… б… проститутка…
Тут я отвесил ей пощечину:
— Улыбаться!
— Да, Господин! Да, отъе… меня как последнюю шлюху… о-о-о… нет!.. да… я дырка… я твоя дырка… е… меня куда захочешь, я вся твоя, мой Господин… А-а-а, — закричала она, наконец, кончив, извиваясь всем телом, и в ее глазах я увидел боль и экстаз.
Не давая сучке передышки, я поставил ее на пол на колени.
— Проси прощения, шлюха.
Пока Лора умоляла простить ее, я мастурбировал напротив ее б…ского лица. Наконец, я кончил, и фонтан выпущенного залпа залил сучке все лицо. Вытерев сперму ладонью, я снисходительно «позволил» своей опущенной б…ди слизать сей драгоценный нектар, а затем приказал вылизать мои вспотевшие от трудов ступни.
И тогда, взяв изменницу пятью за гриву, я потащил ее, раздетую, ползущую на четырех, к двери и, выставив за порог, дал пинка со словами:
— А теперь пошла нах…, б…дина.
Затем, продержав свою неверную любовницу, беспрестанно звонившую и барабанившую в дверь, голой на лестничной клетке, пока я смачно затягивался сигаретой, блаженно растянувшись в постели и почесывая за ухом под звуки «The Road To Hell», в конце концов я выбросил одежду к ее ногам.
Больше я Лору не видел.
…В общем, тот день был переломным в моей жизни. Потому что того «хорошего мальчика», искавшего в женщине образ матери, не стало. Отныне все женщины стали для меня на одно лицо. Но, разуверившись в женщинах, я стал искать – как ни странно — такую же шлюху. И этой моей новой шлюхой стала Оля.
Я нашел ее просто: дал объявление в газете – «женюсь на проститутке». Конечно, я пошел на этот эксцентричный шаг не сразу, — где-то через три-четыре года после того, как я выгнал Лору. Я е…л скромниц, девственниц, развратных женщин, не находя между ними какой-либо особой разницы. А потом однажды понял, что Лора, не сказав мне ни слова упрека, отомстила в тысячу раз сильней: после нее меня не заводили иные женщины, кроме коварных изменниц — шлюх из шлюх, делавших мужей рогоносцами с присущей им легкостью в этом вопросе. Это стало для меня проклятием, наваждением, — но именно ощущение, что мою женщину до меня только что имел другой, вызывало во мне безумное желание. Желание, связанное, однако ж, с другим, не менее сладострастным удовольствием — наказать ее, унизить, оскорбить ее и овладеть ею грубо и жестоко, принуждая ублажать меня и выполнять ВСЕ мои прихоти.
Я действительно женился на Оле. И первую брачную ночь провел, ожидая возвращения невесты с «работы», не находя себе места в невыносимом возбуждении от одного ощущения себя мужем-рогоносцем. Что я могу сказать?.. Когда блудная жена моя вернулась, я, уже успев кончить пару раз до ее прихода, имел ее привязанной к спинке кровати, выпытывая у нее подробности первой измены, — имел ее как последнюю шлюху, каковой она, впрочем, и являлась.
Через какое-то время я уже сгорал от желания самому присутствовать при том, как моя жена обслуживает клиентов. С этой целью я установил в квартире скрытую камеру и уговорил жену принимать клиентов дома.
— Твое присутствие их будет смущать, — нашла отговорку она вначале.
— Я могу тихо сидеть на кухне.
— Это будет напрягать меня.
— Ну так отправляй меня прогуляться перед их приходом, — нашелся я.
О, как я помню тот первый раз, когда жена, притворно-грустно закатывая блудливые свои глазки, сказала:
— Дорогой, сегодня ночью у меня клиент. Сходи куда-нибудь прогуляйся, о`кей?
И как я помню то дрожащее нетерпение, с которым я, отправив жену в магазин, нажал кнопку воспроизведения. Мою жену в моем собственном доме имеет другой мужик, моя женушка отсасывает у него, глотает его сперму, подставляется, подмахивает – в то время как я, законный супруг, лопух-рогоносец, выставлен вон!
Надо отдать Ольге должное – хоть она и была прирожденной шлюхой, но ни помыкать собой, ни особо жестоко наказывать себя не позволяла. Это была властная натура и, пожалуй, это была первая моя б…, перед которой я преклонялся! Хотя бы потому, что кое в чем она понимала меня.
Как-то она сказала:
— Мне нравится твой друг Алексей. Я хочу, чтобы он вые…л меня при тебе.
От этих слов у меня перехватило дыханье. Такое я не мог даже представить, это было унижение, о котором я мог только мечтать! Но как это устроить? Наконец, я придумал. Пригласил друга в гости. Распили бутылку коньяка на троих. И я предложил:
— А не включить ли нам порнуху?
Жена и друг поддержали это предложение. Однако надо было видеть, как отвисла челюсть у Алексея, когда он увидел, К Т О была главная героиня фильма! Моя жена ублажала ртом и попочкой сразу двух мужиков! И как она стонала, кричала, мычала, извиваясь при этом! Признаюсь, я намеренно поставил видео с этого выигрышного для нее момента.
Дальше все пошло как по маслу. Жена послала меня принести еще бутылку и что-нибудь на закуску. Когда я вернулся, то увидел их нагие переплетенные тела.
— Что встал как истукан? – прикрикнула жена из-под Алексей. – Обслуживай!
Я налил им еще по рюмке и принес коньяк вместе с закуской на подносе.
— Опустись на колени и подай, — скомандовала жена. – Или мы вставать с постели должны?!
Я встал на колени и протянул поднос.
— Ну что ты протягиваешь?! – Оля оторвала свои пухлые созданные для сосания губки от ствола моего друга. – Не видишь, что ли, мы еще заняты? Подожди.- И продолжила прерванный процесс смачного отсасывания. Однако Алексей, при всем старательном угождении моей шлюхи жены, кончить не мог.
— Я знаю, в чем дело, — наконец догадалась Оля. – Дорогой лопушок, убери-ка пока поднос и иди к нам.
Я так и сделал, и то, что произошло потом, превзошло все мои ожидания. Я наивно полагал, что мне будет разрешено е…ть жену после моего друга… Что могу сказать по этому поводу? – Я был просто болван, раз мог так недооценивать свою распутную жену.
— Муженек, подставь-ка свой ротик, Леша хочет кончить.
.. И ствол моего друга, весь в соках моей жены, уже у меня во рту.
— Леша, да научи ты этого лопуха заглатывать как следует.
То ли Алексей был сильно пьян, то ли он давно мечтал об этом, но за дело он взялся рьяно, засаживая мне то за щетку, то в глотку по самые яйца.
Так я стал х…сосом любовника своей жены.
После, когда сперма Алексея уже переваривалась моим
непривыкшим к таким изысканным блюдам желудком, жена приказала мне прислуживать им, пока они отдыхают от секса. И, выпив и закусив, они вновь принялись за дело. Оля то заставляла в процессе вылизывать им ноги, то придерживать ее ножки во время их совокупления, то слизывать сперму с ее лобка. После Алексей имел анально поочередно то жену, то меня.
— Лопушок, подмахивай лучше, — смеялась моя жена. И я, я подмахивал…
После Алексей начал чаще бывать у нас, избегая, однако ж, моего участия. Так что мне оставалось лишь сидя на кухне готовить им кофе и, вслушиваясь в их нарочито громкие стоны, мастурбировать в одиночестве.
Это продолжалось недели две-три, пока однажды я, вернувшись с работы, не обнаружил записку: «Лопушок, я ухожу к Алексею. Если найдешь что-нибудь из моих вещей, принеси. Целую, Оля».
Что ж, это была пощечина, достойная такого болвана, каким я был. Опасаясь огласки тех отношений, я переехал в другой город и, завязав с женщинами, направил свои усилия на карьеру. Лишь изредка я заходил к проституткам, чтобы сбросить спермотоксикоз. Но года через два я понял, что готов к более-менее постоянным отношениям.
…Так что же с Эммой? Как я сказал ранее, при встрече с ней у меня возникли две ассоциации; а в плане ассоциаций я фаталист. Эмма Бовари, сделавшая мужа рогоносцем. И Жюстина – добродетель, созданная для того, чтобы быть попранной.
— Эмма, — произнес я, положив деньги на стол.
Когда мы зашли в «апартаменты», Эмма начала стеснительно снимать с себя топик.
— Не нужно,- остановил я девицу.- Я заплатил не за это. Сейчас мне было бы малоинтересно просто развлечься, это было бы слишком банально.
— А… чего же Вы хотите?
— Просто поговорить. Ты принесешь бутылку вина из бара и мы просто пообщаемся.
— Как, всю ночь?!
— А почему бы и нет?
…Эмма выросла без отца. Это ее настоящее имя. Как я и предполагал, ее мать была романтической провинциальной барышней, бросившейся в омут страсти – благодаря чему блудное сие дитя и появилось на свет. Такая же участь постигла и Эмму. Девчонка уговорила мать переехать в Москву. Поступила на вечерний, параллельно работала секретарем. В общем, все шло прекрасно, пока к шефу не начал наведываться его партнер по бизнесу, запавший на юную прелестницу. Получив отпор своим домогательствам, тот старался унизить ее при каждом удобном случае. Последней каплей для Эммы стало, когда приятель шефа приказал ей сделать нечто (Эмма детали этого момента опустила), что не входило в круг ее обязанностей.
— Служить бы рад, прислуживаться тошно, — ответила гордая сибирячка и на следующий же день была уволена.
Вскоре ее мать положили в больницу c запущенной стадией рака. Девушка наняла на последние деньги ребенку няню и стала искать другую работу, однако поиски ее оказались безуспешными – благодаря отсутствию регистрации и нелицеприятной записи в трудовой. Положение становилось катастрофичным: матери срочно были нужны дорогие лекарства, няне — платить за следующий месяц, — и это не говоря о плате за аренду квартиры.
Так Эмма очутилась в этой обители разврата.
Что я могу здесь добавить? Я не особенно верил слезливым историям продажных девиц, рассказанным в надежде, сыграв на жалости, получить неслабые чаевые. Однако волнение Эммы было убедительней, чем любые доказательства. И все же, господа, не сочтите за благородный порыв то, что было вызвано одним желанием – поймать рыбку на крючок. Я всего лишь пожелал иметь рабыню, которая считала бы за счастье служить мне. Доверие, признательность, зависимость, благодарность и любовь, которую я надеялся разбудить в своей не ведающей того жертве – вот пять мотивов, которые позволили бы мне осуществить свое желание с максимальной для того эффективностью.
— Ты уже принимала клиентов?
— Только вчера.
— Сколько?
— Одного.
— Ты больше не будешь этим заниматься. Я оплачу лекарства, содержание твоей матери, няни ребенка и квартиру. Но ты будешь жить со мной и делать, что я скажу. Что ты думаешь об этом?
Она подняла на меня свои карие влажные глаза и серьезно так ответила:
— Вы же знаете, у меня нет выбора.
И все же этот ответ не совсем устроил меня. Я хотел вовсе не того, чтобы Эмма терпела меня из чувства долга, я желал, чтобы она стала моей рабыней из любви ко мне.
Поэтому месяца полтора я был идеален. Не притрагиваясь к Эмме, я был с ней нежен, заботлив, щедр. Наконец, мои усилия увенчались успехом:
— Вы разве не хотите меня как женщину? – как-то вечером спросила меня она.
— Эмма, я безумно хочу обладать тобой. Но не раньше, чем ты сама захочешь этого.
— Я… я хочу Вас.
— Ты любишь меня?
— Да.
— Скажи мне это.
— Я люблю, я обожаю Вас.
Я поставил ее подле себя на полу на колени и приказал:
— Тогда обнимай меня! Целуй меня!
Глаза Эммы загорелись пламенем вожделения, и она, обняв мои ноги, стала целовать меня. Я сидел, расправив плечи, чуть склонив голову к этому ангелу; она, напротив, жадно дотягиваясь к моим губам, страстно их целуя. Я же снисходительно принимал ее поцелуи, даже не прикоснувшись к моей девочке, как мне ни хотелось этого.
— Эмма, я должен тебе сказать одну вещь, — начал я, усадив свою девочку на колени. – У меня есть один порок, и я надеюсь на твое понимание. Видишь ли, меня возбуждают только связанные женщины. Ты не будешь против, если в эту ночь, нашу первую ночь, я буду любить тебя связанной?
— Нет, — ответила Эмма после минутного размышления. И тут же на ее руках защелкнулись наручники. Приковав к кровати за руки и за ноги свою жертву, я сказал:
— Извини, милая. Просто веревки под рукой не оказалось. И еще я хотел сказать тебе, Эмма… Я сделаю это чуть позже, ведь и ты до меня приняла тогда одного клиента, не так ли? Проститутка, — с этими словами я дал ей пощечину, звук которой прозвучал неожиданно даже для меня.
Из глаз Эммы потекли слезы, но она молчала.
— Что же ты молчишь, шлюха? – с этими словами я разорвал на ней одежду. Из глаз Эммы все так же текли слезы, и она по-прежнему молчала.
— Что? Играем Жанну д`Арк? Хорошо, мне это даже больше по душе. Мне всегда импонировали святоши-великомученицы.
Я вышел из квартиры и вернулся где-то через час с уличной девкой.
— А вот и твоя коллега, — представил я беззубую, с синяками под глазами проститутку Эмме. – Извини,
что она без зубов, просто ничего лучше не нашел, так спешил к тебе, любимая.
И стал совокупляться на глазах у Эммы. Она молча смотрела на нас влажными от слез глазами. Наконец, я кончил путане на густые черные заросли и сказал ей сесть на лицо Эмме. Та послушно выполнила приказ.
— Эмма, дорогая, я хочу, чтобы ты отлизала эту проститутку. Если ты действительно любишь меня, то сделаешь это, не так ли?
Какое-то время Эмма лежала неподвижно под путаной, затем стала медленно и неумело лизать, и капли спермы с продажного лона стекали на ее нежные губки.
— А теперь вылижи ей анус.
Эмма подчинилась, и путана, издав торжествующий смешок, тут же громко выпустила ей в лицо газы. (Видимо, решила отыграться из женской зависти из-за внешнего контраста).
Отпустив путану, я, наконец, освободил Эмму от наручников. И, жестко сношая свою надменную красавицу, отдавал в процессе приказы:
— Раздвинь руками п…ду.
— Вставь х…
— Раздвинь руками ягодицы.
— Покажи анус.
— Подмахивай лучше.
— Отсоси.
— Отлижи.
— Задери ноги к голове и держи их руками.
— Потряси сиськами.
— Крути до боли свои соски.
— Дрочи себя, пока я буду е…ть тебя в ж…пу.
— Кончай, сука.
— Встать на пол и упереться в него руками.
— На живот, руками держать свои ступни.
Кроме того, я дал ей две строгие установки: ляжки все время держать как можно шире и не сметь смотреть мне в глаза.
Она, моя Эмма, была прекрасна в своем унижении, и, кажется, я сам страдал и мучился вместе с ней, моей красавицей наложницей. Так благородно возмущалось ее достоинство, так гневно смотрели ее глаза вниз, когда я наклонял ей голову, что мое возбуждение достигло чудовищного накала.
После я скинул ее с кровати на пол:
— А теперь сторожи сон хозяина, сучка.
И вскоре, удовлетворенный, провалился в забытье.
Утром я проснулся в холодной смятой постели, в гнетущей тишине.
Что осталось от Эммы? Только подушка, мокрая от слез, забытый ею томик французского на моем письменном столе и ее взгляд оскорбленной гордости, в котором были – тоска и боль.
И сейчас, спустя столько лет, забываясь с очередной продажной девицей, я закрываю глаза – и вижу мою горделивую сибирячку.
Когда же я заношу свою плеть над очередной продажной девицей, мне представляется вдруг, что глаза Эммы, карие глаза с густыми черными ресницами, насмешливо смотрят на меня. Тогда я отдаю шлюхе плеть, опускаюсь перед ней на колени и умоляю, целуя лакированные ее туфли:
— Накажи меня! Проучи меня! Выпори меня! Причини мне боль!
И только когда под плетью в изнемогающей женской руке проступают первые капли крови, я чувствую, что искупил вину. До следующего раза…

Это произошло в Геленджике. Я ездил туда отдыхать в пансионате. Я там познакомился с Викой. Ей было лет 30. Мы весело проводили время. Она была такой сексуальной. Для неё не было никаких запретов. Что мы только с ней не творили. Особенно, она любила сосать мой член. Она могла заглатывать полностью мой член, а он довольно-таки большой (18см) . Вика говорила, что, только здесь, может полностью расслабиться. Я тоже до этого не давал никому в рот и мне очень было интересно.
Ещё я балдел от её грудей. Они у неё были большие и тугие. Я, сначала, целовал, мял их руками, а затем располагал между грудями свой член. При этом она прижимала свои груди руками, а я трахал её между ними. Вика сама сильно возбуждалась от этого. Я бурно кончал ей на грудь. Сперма долетала и до лица. Она размазывала сперму на себе и я вылизывал её. Она умоляла меня войти в неё. Я раздвигал её ноги, раздвигал её губки и буквально вгонял свой член в её влагалище по самые яйца. Я трахал её, а она усердно подмахивала своим задом. Затем я ложился на спину и она насаживалась на мой член. Она подпрыгивала, а я целовал её грудь и рукой теребил клитор. Вика не могла долго выдержать и бурно кончала. Её тело аш содрогалось. После небольшого отдыха, я ставил её раком и входил в неё сзади. При этом, я мял её грудь, а она дрочила свой клитор. Чувствуя, что скоро кончу, я вытаскивал свой член и дрочил его между ягодиц и кончал на её жопу. Она тоже не отставала от меня и кончала в который раз.
Ночь пролетала незаметно и мы засыпал и уставшие и счастливые. Но хорошее скоро кончается и Вика должна была уехать домой. Прощальный вечер мы решили отметить с соседями по палате. Рядом жили муж с женой. Красивая, любящая пара лет 30-35. Ирина и Андрей обрадовались нашему приглашению, так как погода была дождливая, неприятная. Мы накрыли стол у меня в комнате. Мы чуть посидели, немного выпили вина и начали танцевать… Андрей пригласил на танец Вику, а Ирина сидела со мной и болтала. Мы, с Ириной, сидели рядом, за столом. Мы все были под хмельком, расслабленные. Я посмотрел в сторону танцующих и увидел, что они ласкают друг -друга. Мне стало как-то не по себе. Ирина заметила это и начала меня отвлекать. Её руки поползли по моим бёдрам, начали ласкать, через брюки, мой вздыбленный член. Не успел я опомниться, как она расстегнула мои брюки и выпустила мой член на свободу. Она начала его ласкать руками, поддрачивать.
Затем она опустила голову и заглотнула мой член. Вэто время, Андрей с Викой вышли, обнимаясь. Но я уже не обращал на это внимания, так как Ирина умело сосала мой член. Такой пытки, я долго выдержать не мог и взорвался потоком спермы. Ирина даже не отстранилась, а выдоила всё до конца. Она начала целовать мой опавший орган и быстро привела его в рабочее состояние. Затем мы раздели друг друга и начали обниматься и целоваться. Я лёг на спину и Ирина легла на меня. Она сама направила мой член в нужное русло и начала скакать на мне, как одержимая. Заодно она пальцами теребила свой клитор, а я ласкал её груди руками.
Лобок у неё был тщательно выбрит и смотрелся красиво. Я смотрел, как мой жезл погружается в её вульву и это ещё больше возбуждало меня. Такое удовольствие не могло продолжаться долго и мы начали бурно кончать… Короче, ночь мы с Ириной провели изумительно и Вика с Андреем провели бурную ночь. На следующий день, мы проводили Вику. Мне было как-то неловко перед Андреем, хотя и он провёл с моей подругой ночь. А Ирина то была его жена! Вечером, я сидел в номере и слушал музыку. Мне не хватало Вики, я скучал. Кто-то постучал в дверь. Когда я открыл, увидел в дверях Ирину и Андрея. Они пригласили к себе в номер. Мы чуть посидели, выпили. Начали танцевать. Сначала, Ирина пригласила меня. Мы танцевали медленный танец. Она прижималась ко мне, скользила по мне. Одной рукой, она обнимала шею, а другой ласкала мой член, через
брюки. Андрей сидел за столом и наблюдал за нами с каким-то блеском в глазах. Затем, я сел за стол и они начали танцевать. Они целовались, ласкали друг-друга. Это был настоящий эротический танец! Скоро, Ирина оказалась без кофточки. Она была без лифчика! Андрей прильнул к груди, целовал, мял руками. Вы представляете, моё состояние! У меня член вырывался из брюк!
Они, танцуя, подошли ко мне. Они спросили меня, как я отношусь к свингерам. Я, примерно, представлял, что это такое только в общих чертах. Они улыбнулись и сказали, что если я узнаю поближе об этом, это мне понравится. Не успел я опомнится, как супруга начала гладить мои бёдра. А её муж говорил, что он не ревнует к своей жене, что наоборот его возбуждает, когда её кто то трахает. Она начала, через брюки ласкать мой член. Моё состояние, тогда, трудно передать словами. Это было что-то, когда жена ласкает твой член, а муж даёт понять, что не против чтоб трахнули его жену. Я оказался первый раз в такой ситуации. Я не знал, что делать, но инстинктивно мои руки начали гладить её тело. А супруг улыбался и смотрел на нас. И тут что-то изменилось в моём сознании. Я начал её целовать. Она потянулась ко мне, начала гладить мою спину. И тут я потерял всякий контроль над собой: я начал раздевать её, а муж молча наблюдал за нами. Это возбуждало меня ещё больше. Я стянул с неё кофту и обомлел: на ней не было бюстгалтеров. Я начал ласкать её груди, они оказались довольно большими. Я припал губами к одной груди, а вторую мял руками. Это было что-то. Мои ощущения не передать словами. Я был на седьмом небе от нахлынувшего экстаза. И тут я почувствовал, что кто-то расстёгивает мои брюки. Я глянул и обомлел! Это был её супруг! Мой член сразу вырвался наружу. Он стоял, наверное, как Эйфелева башня . И тут, о Боже, я почувствовал, как кто-то заглотнул мой член. Мы в это время с Ириной целовались. Она поняла моё смущение и сказала, что её муж любит сосать член, а он только причмокивал. И тут я полностью расслабился… … Человек, который в жизни не пробовал ничего, кроме классики, вдруг попал в такую ситуацию.
Я начал постепенно целовать её тело. Я, преодолевая комплексы, добрался до её промежности. Лобок был аккуратно, красиво подстрижен. Я начал языком обрабатывать её влагалище. В это время, над моим членом трудился её муж. Он умело заглатывал его, ещё он ласкал руками мошонку, перекатывал яйца. Я первый раз так близко видел влагалище. Я раздвинул половые губы и начал целовать клитор. Ирина сразу задрожала. Она руками прижала мою голову к промежности: она бурно кончала. Я уже не выдержал, раздвинул её ноги и вошёл в неё. Влагалище горело огнём и я долго не выдержал: я начал спускать в неё. Такой оргазм был у меня первый раз в жизни. Андрей, в то время, как я трахал его жену, пристроился сзади и лизал мои яйца, потом начал вылизывать анус. Не успел я кончить, как снова возбудился. Я развернул Ирину и начал трахать её раком. А Андрей подошёл к ней спереди и направил свой довольно-таки большой член ей в рот. Она сосала громко посапывая. И тут такое началось! Ирина начала с визгом бурно кончать. Андрей засадил ей в рот по самые яйца! Видя это, я тоже начал насаживать её на свой член. Руками я мял её груди, а она руками поддрачивала член мужа. Мы с ним начали вместе кончать.
Я вытащил свой член и расположил между ягодицами, а Андрей начал кончать ей на лицо. И это всё происходило в пансионате, где между палатами тонкие перегородки. После мы приняли душ все вместе, отдохнули и поновой. Ирина начала сосать мой поникший член и привела его в рабочее состояние. Она сказала, что хочет видеть как я трахаю Андрея в анус. Он встал на четвереньки, Ира смазала мой член и его анус смазкой. Она сама направила мой член в его жопу. Видимо у него было разработано, я вошёл довольно легко и начал поступательные движения. Она подобралась снизу и взяла его член в рот. Руками я ласкал её груди, потом переключился на клитор, на волшебную горошину. И пошёл экстаз, как по эстафете. Это всё было как во сне! На следующий день они уехали в Екатеринбург. Такого секса у меня больше не было. С тех пор Геленджик мой любимый город. Я каждый год езжу туда отдыхать. Но такого секса у меня больше не было.

Всем привет. Меня зовут Вадим, мне 16 лет. Хочу рассказать вам один случай, который случился со мной и с моей старшей сестрой, два месяца назад. Для начала опишу её. Зовут Оля, 24 года, брюнетка, рост 165см., второй размер грудей, чуть отвисший животик, так как она была замужем и имела уже ребёнка. Теперь перейду непосредственно к случаю.
Как-то ночью я сидел за компом, лазил в интернете и зашел на сайт посвященный семейному сексу. Меня это так возбудило, что мне захотелось самому ощутить всю прелесть инцеста. Вычитав из рассказов, что на трусах, в том месте, где касается пезда должны быть пятна от влагалищных выделении, мне жутко захотелось убедиться в этом. Было довольно поздно и все уже давно спали. Я тихо прошёл в ванную и в корзине с грязным бельем нашёл стринги сестры. Долго всматриваться не пришлось. Трусики были черные и на них отчетливо видны засохшие пятна. Я поднес их к лицу и мне в нос ударил резкий, специфический запах пезденки сестры. Мой член потихоньку начал твердеть. Я включил порнушку, прижал к носу стринги и начал дрочить. Запах выделений сводил меня с ума. Иногда высовывая язык, я начинал лизать пятна. У них был кисловатый привкус. Закрывая глаза я представлял как трахаю сестру, как мну её сиськи, глажу отвисший животик, бурю её сочное влагалище. Сил больше не хватало сдерживать напряжение, и я начал бурно кончать. После оргазма, придя в себя, я вытер, стрингами сестры, сперму с клавиатуры и стола и отнес их обратно в корзину для белья. Умывшись, я отправился спать, с мыслями о том, как мне засадить сестре.
Проснулся я утром от звука, доносящегося из кухни. Это была Оля. Она всегда по утрам сама себе готовила завтрак. Немного полежав и осмыслив произошедшее ночью я встал и тихо пошёл в туалет. Справляя нужду до меня начало доходить то, что мы с сестрой одни дома. Мама отвела внучку в садик, отец с зятем в рейсе и приедут только после завтра. Я решил действовать. Выйдя из туалета, я также в полу обнажённом виде (в трусах), пошёл на кухню. Сестра стояла около плиты, ко мне спиной, и не замечала меня. На ней был розового цвета, шёлковый халат. Очень тихо, чуть дыша, я подкрался сзади и дрожащими руками обнял её за талию. Она испугалась и отпрянула в сторону.
— Ты что делаешь придурок?! — спросила, чуть крича, меня Оля.
Не обращая внимания на её слова, я снова обхватил её за пояс и прижал к себе. Тут она ещё больше закричала, начала вырываться и шлёпать меня по лицу. При всём моём старании удержать её, ей всё-таки удалось вырваться. Отбежав в конец кухни, она смотрела на меня испуганными глазами и умоляла, чтобы я её не трогал. Мне было наплевать на все её мольбы. В меня как будто вселился бес. Хотелось только одного — засадить
в пездёнку сестре. Между разошедшими сторонами халатика был виден её отвисший от родов животик. Он возбудил меня ещё больше, и терпеть уже не было сил. Я набросился на сестру как хищник на свою добычу. Стоя тяжело было с ней справиться, и я швырнул её на пол. Она упала как кусок мяса, при этом халат полностью раскрылся и моему взору открылись сиськи и пухлые бёдра с легким образовавшимся целюлитом. Я сел на неё сверху и держа одной рукой её руки, второй начал мацать везде, где только можно было. Она не прекращала вырываться, и мне пришлось угостить её пару пощечинами, после чего сестра успокоилась, и начала тихо хныкать. Я начал целовать её соски, иногда покусывая и посасывая их. Оленька начала через всхлипы постанывать. Её соски от возбуждения были каменными. Я отпустил руки и с грудей переместился на пупок. Вылизав на животике каждую складочку я принялся за её сочную пездёнку. Она начинала истекать соками любви. Я жадно губами ловил каждую струйку, вытекавшую из неё. Мой язык скользил от самого клитора и до задней дырочки. Сестра к тому времени уже перестала плакать и во всю стонала от удовольствия. Мне захотелось дать ей в рот, но также не хотелось отрываться от её такой аппетитной щёлки, и я тут же принял 69-тую позу. Оля без всяких претензий начала лобзать мой член. Она пыталась взять его на столько глубоко, на сколько ей это позволяла глотка. Я чувствовал как мой хуй погружается в море слюней. От такого удовольствия я ещё больше бурил своим языком её вагину. После пары минут таких ласк, сестра громко крикнула и затихла. Не давая ей отойти от первого оргазма, я вытащил своего дружка из её рта и преподнес к сочащейся манде сестры. Он вошёл в неё без труда. Влагалище было на столько растянуто, что я, как говорится, со свистом проскакивал во внутрь. Видимо после родов она такой огромной стала. Я начал долбить её со всего размаха. Отвисший животик колыхался в такт движениям. Я не переставал наблюдать за этим зрелищем. Сестра вновь начала скулить и стонать. Оргазм начал пробирать всё моё тело. В последний момент я успел вытащить член и начал заливать грудь и живот Олечки. На мгновение я даже потерял сознание и рухнул рядом с сестрой.
— Чего же ты натворил Вадим? — спросила меня Оля.
После чего встала, благодарно поцеловала меня в губы и пошла в ванную мыться. Я вспомнил, что скоро должна прийти мама и тоже быстро оделся.
Теперь каждый раз, когда остаёмся одни мы занимаемся сексом. Иногда после я поджидаю ночью в туалете и когда после траха со своим мужем она идёт в туалет подмываться я её пру в раздолбанную вагину. Меня ни сколько не смущает то, что сперма зятя хлюпает и стекает по моему члену. Всегда когда кончаю, я спускаю на животик сестре, потому что именно он меня больше всего в ней возбуждает.

— Денис? Это я… Да, я сейчас заскочу, наверное. Только… Помнишь мою сестру? Да, да, она… Скорее всего, она за мной потащится, так что готовься…
Я положил трубку, и спросил Айю:
— Ну что, ты всё-таки собираешься идти со мной к Денису?
— Да, а то мне дома одной скучно… — лениво произнесла сестра, стягивая с себя единственную одежду, состоящую из чисто символических трусиков и кружевного лифчика.
— Ты что, голой идти собираешься? — удивлённо произнёс я.
— Да подожди ты, я переодеваюсь!
С этими словами Айя направилась к шкафу, вытащила от туда свою, в общем, достаточно приличную (если не одевать её на голое тело и не вести себя как моя сестра) коротенькую юбочку и беленькую полупрозрачную кофточку до пупка.
Надев всё это и убедившись в своей неотразимости перед зеркалом, Айя возопила:
— Пошли!
Денис жил недалеко, и мы быстро дошагали по какой-то уж слишком пустынной для этого времени суток улице.
Я позвонил в двери, и мой друг не заставил нас долго ждать — как будто бы сидел под дверью как терпеливый старый паук.
— Заходите, гости дорогие! О, Айя, давно не виделись! — и он застенчиво поцеловал мою сестрёнку в щёчку.
Мы прошли в зал, и Айя, увидев удобное кресло, незамедлительно в него плюхнулась.
— Ах, давно мечтала купить себе такое! Оно ещё и с массажем, да? — при этом она небрежно, по мужски, положила одну ногу на стоящий напротив неё столик. Юбка отреагировала на это движение своей хозяйки, как и полагается всем добропорядочным мини-юбкам — задралась до бёдер, обнажив прелестнейшие, сегодня утром проэпилированные, половые губки. Тонкая полоска светлых волосков тянулась по лобку и исчезала под стыдливо отступившей юбкой.
— Да, ответил Денис, присаживаясь на столик и вперив свой взгляд прямо моей сестре между ног, — Вон там его пульт.
— Где, где? — спохватилась Айя, шаря руками по креслу, — Аааа, нашла! — торжествующе возопила она, найдя пульт, и сразу же запустила какой-то из массажных режимов, — О, приятно… — Айя расслабилась, закрыла глаза и несколько минут так и лежала, прислушиваясь к своим ощущениям. Её тело мелко подрагивало в такт массажу.
— Айя, — робко произнёс мой друг, — Можно тебя кое-что спросить?
— Если ты хочешь спросить, можно ли тебе принести нам с братом по чашечке кофе, то мой ответ крайне утвердительный! — ошарашила сестра Дениса.
— Эм… Да, да, конечно, уже несу, — и друг, в смешанных чувствах ринулся прочь на кухню.
— Хахаха, смешной у тебя друг всё-таки… — произнесла Айя, принявшись потихонечку теребить клитор левой рукой.
— Не все ж привыкли уже к твоим фокусам…
— Слушай, я хочу над ним ещё немного поиздеваться… Намекни ему, что я уже не девственница, хорошо?
— Ты же не собираешься с ним заняться сексом, я надеюсь???
— А что? Ревнуешь собственную сестрёнку? Не бойся, сексом я только с родным братом согласна заниматься, не меньше.
— Вот спасибо…
Тем временем подоспел Денис с чашечками кофе и большого блюда с фруктами. Он не мог не заметить ленивого пальчика на клиторе, вызвавшего уже беловатую каплю смазки, готовую сорваться с губок сестры на дорогую кожаную обивку кресла.
— Айя, как тебе
не стыдно! Ты же скоро своими соками кресло испачкаешь! — укоризненно сказал я, — С тех пор, как я лишил тебя девственности, ты вообще распустилась!
Лицо Дениса буквально вытянулось от услышанного.
— Так вы всё-таки… Но вы же брат и сестра!
— Я же объясняла тебе в прошлый раз, — прошептала Айя, потягивая кофе и не прекращая ласкать себя. Облизав влажные от её же соков пальчики, она лениво протянула руку к блюду с фруктами и взяла с него достаточно большой банан. Продолжая, как ни в чём не бывало, пить кофе, она с самым невинным видом, на который была способна, аккуратно и медленно ввела его глубоко себе во влагалище. Зрелище это просто поразило моего друга до глубины души. Даже я удивился, это была просто новая ступень распущенности моей сестры.
— Вот видишь, Дениска, будь я до сих пор девственницей, я бы не смогла такое делать, — весело произнесла Айя, и принялась потихоньку двигать бананом в себе. Капли смазки медленно сползали с губок сестры вниз, к анальному отверстию, где ненадолго задерживались и ползли дальше, на кресло, — Мальчики, вам нравится зрелище? — спросила Айя, слегка ускоряя темп.
— Даааа… — расплылся в улыбке мой друг. Я скептически сжал губы и сложил руки на груди.
Тем временем Айе перестало хватать остроты ощущений, и она вытащила из себя банан, аккуратно очистила его и, убедившись в достаточности твёрдости фрукта, ввела банан назад во влагалище.
Очень осторожно она задвигала очищенным фруктом в себе, и вскоре банан начал потихоньку слизываться об губки сестры, пачкая их своей мякотью.
Айя разомлела и забыла об осторожности — её пальцы сдавливали несчастный банан всё сильней и сильней, а ритм убыстрялся.
— Ты поосторожнее всё-таки, вот сломается где-нибудь в тебе, потом попробуй вытащи.
— Не бойся за меня, братик, — весело ответила она. Её пальцы проделали внушительные вмятины на уже гладкой поверхности банана. Выделения смешивались с частичками фрукта, налипшими на всю поверхность половых органов и даже лобка сестры, и неумолимо убивали дорогую обивку кресла. Ещё секунда — и банан переломился под пальцами Айи. Из влагалища осталась торчать большая половина несчастного фрукта, а в руке сиротливо блестел остаток.
Что характерно, моя сестра так и застыла в этой позе, ожидая чего-то. Денис понял раньше меня, и, подойдя к Айе и опустившись перед ней на колени, осторожно губами слился в поцелуе с малыми половыми губками моей сестры и, схватив банан зубами, потащил его на себя. Очень скоро обломок фрукта полностью вышел из сильно запачканного влагалища Айи и был с радостью поглощен моим другом.
— Ничего себе десерт! — произнёс я, — Я тоже хочу! — и с этими словами я припал к влагалищу своей сестры, нещадно его вылизывая от сладковатых бананных остатков и потрясающих на вкус выделений Айи.
Я долго вылизывал её, пока половые органы моей сестрёнки не стали практически идеально чистыми.
— Замечательно! — выдохнула Айя, пытаясь успокоиться.
Денис не дал моей сестре этого сделать. Он припал губами к её клитору и стал нещадно его вылизывать.
Я тем временем помог Айе избавиться от блузки, обнажая её прекрасную грудь.
Денис тем временем начал позволять себе больше обычного — он расстегнул свои штаны, встал напротив Айи и принялся головкой своего стоящего члена, крепко зажатого в кулаке, ласкать щёлочку моей сестры.
— Айя! — предупредительно прикрикнул я разомлевшей сестрёнке.
— Да, да, я знаю, — сказала она, — Дениска, всё конечно замечательно, но даже и не думай в меня входить. Не то бит будешь.
— А может всё-таки: — попытался возразить мой друг.
— Нет! — отрезала сестра, поспешно вводя в себя второй банан, исключая таким образом возможность ослушания Дениса, — Да не обижайся ты! Просто понимаешь: Для всех, кроме брата, я всё еще девственница. Сексом я намерена заниматься исключительно с тем, кого полюблю по настоящему. А то, что мы сейчас делаем — это ведь не серьёзно, просто невинные шалости.
— Ну хорошо: — пролепетал всё-таки сильно опечаленный Денис.
— Разрешаю тебе поработать во мне бананом! — лукаво усмехнулась Айя, хватая руку друга и ложа её на хвостик глубоко покоящегося в горячих глубинах влагалища фрукта.
Денис положил свой большой палец на клитор Айи и начал ласкать это самое чувствительное местечко на теле моей сестры, а второй рукой принялся управлять бананом, который в свою очередь стал с тихим хлюпаньем двигаться, словно поршень, во влагалище сестрички.
Я же подошёл поближе, и взялся нежно целовать твёрдые Айины сосочки.
Буквально через минуту моя тяжело дышащая и громко стонущая от наслаждения сестра не выдержала такой массированной атаки и сдалась — её с головой накрыл бурный оргазм — ноги мелко дрожали, руки отчаянно вцепились в кресло, зубы чуть ли не до крови кусали губку, а влагалище мелко пульсировало.
Это продолжалось от силы секунд тридцать, после чего моя сестра от избытка чувств отключилась на несколько минут.
Я поспешно вытащил скользкий от соков банан и сказал Денису:
— Сейчас твой единственный шанс! Она в отключке максимум минуты две, давай, вводи скорей!
Сам не знаю, зачем это сделал. Просто наверное хотелось отомстить своей излишне упрямой и своевольной
сестре. В любом случае, было уже поздно — Денис не долго думая ввёл в Айю свой член, и принялся в бешеном ритме трахать мою лишившуюся на время чувств сестрёнку. Надо отдать должное, зрелище было просто до невероятной степени возбуждающее и удовлетворяющее.
— Можно: кончить в неё? — спросил Денис через секунд десять, не больше.
— Да, конечно, она на таблетках, — ответил я.
— Ну тогда: Аааа! — мой друг начал обильно кончать в Айю. Когда он удовлетворённо вышел из неё, его сперма тонкой струйкой потекла из глубин влагалища сестрёнки.
— Ну как было? — спросил я его.
— Замечательно!!! Просто великолепно!!! — ответил он, — Только. Она ж заметит!!!
— Не волнуйся, — успокоил я своего друга, — Сейчас всё исправим.
Первым делом я вытащил из кармана маленький дигитальный фотоаппарат и щёлкнул пару раз Айю в нескольких ракурсах. После этого я спрятал свою камеру, и, подойдя к сестре, вытащил член и вошёл в неё.
Я был крайне возбуждён, и поэтому мне не заняло много времени кончить. Моя сперма смешалась со спермой Дениса в глубинах сестры, и тоже принялась потихоньку вытекать из неё.
В это время Айя наконец очнулась.
— Ах, хорошо то как было!! — и, посмотрев на свои половые органы, смахнув с них рукой сперму, зло посмотрела на меня, — Опять ты, братишка это сделал! Сколько раз я тебя просила, не делай этого! Я, может, тоже хочу присутствовать во время секса со мной! Ладно, уж: Денис! Проводи меня в ванную! Я хочу смыть с себя сперму этого насильника!
Мы с Денисом довольно перемигнулись, и он увёл мою сестру в ванную комнату.
Потом, когда мы уже вернулись домой, я тайком извлёк на компьютер сделанные мной фотки и послал их Денису. Чего и следовало ожидать, он остался ими крайне доволен

Когда мне было 7 лет, я впервые предложил своей сестре поиграть в мужа-жену. Ей было 4 года, и она заинтересовалась:
— А как это?
— Снимай трусы, — сказал я.
Она приспустила трусики, и я увидел её пухленькую письку с глубоким разрезом посередине. У меня сразу встал член, но что делать дальше я не знал. Попробовал прижать член к её разрезку, но из-за разницы в росте это было неудобно.
— Ложись на коврик, — приказал я.
Она легла, а я попытался пристроиться, опираясь на выпрямленные руки. К тому же было неловко попадать в её разрезок сверху.
— Расширь письку руками, — предложил я.
— Как? Так? — она взялась обеими руками за края разрезка и развела его в стороны. Мне открылась дивная картина расширенной девичьей письки.
Я тут же прижался туда членом и приказал сестре отпустить руки. Мы замерли, наслаждаясь неведомыми до той поры ощущениями полового контакта. Вглубь я член не продвигал, мне было и так хорошо. Вдруг мне показалось, что нашим писькам стало очень горячо, и я отстранился. Немного подождал, нависая над сестрой, потом предложил:
— Давай ещё?
— Давай, — согласилась она.
Так мы проделали всё это несколько раз. Наконец, я сказал:
— На сегодня хватит. Надевай трусы.
Сестра встала и натянула трусики. Я не удержался и погладил ей письку через них.
— У тебя очень хорошая писька, горячая, — сказал я.
— У тебя тоже, — сказала она с улыбкой.
— А знаешь, что мы с тобой сейчас делали?
— Что?
— Ебались. Мужчина и женщина тоже ебутся, и от этого у них бывают дети.
Она
промолчала.
— Но мы с тобой ещё маленькие, нам можно. Давай теперь почаще ебаться?
— Давай, — согласилась сестра.
Так продолжалось 8 лет, пока сестре не исполнилось 12. Однажды я обнаружил, что у меня есть сперма (произошла поллюция) . Я испугался и стал надевать презерватив, который украл у отца (обнаружил, где он их хранит). Сестре я ничего не объяснял. Она спросила:
— Что это?
— Взрослые всегда его надевают, когда не хотят детей. Это я на всякий случай…
Но она насторожилась. Она уже училась в 6-м классе и изучала зоологию. Так продолжалось ещё примерно полгода. Техника была та же — она расширяла свою великолепную письку, и я прижимал к ней свой член. Такой письки мне с тех пор ни у кого не приходилось видеть. У меня даже мысли не возникало, что я ведь могу вдвинуть член подальше и, как все говорили, сломать ей целку . Мне было достаточно тех ощущений, которые я получал от простого контакта с девичьей писькой.
Однажды сестра сказала:
— Всё! Сегодня мы делаем это в последний раз.
— Но почему?
— Я боюсь.
— Чего?
— Детей. У меня могут от тебя быть дети.
Как я ни разубеждал её, рассказывая про презервативы, она была непреклонна. Такой я и запомнил её: с раздвинутой девичьей писькой без волосяного покрова (а у меня был уже вполне взрослый член, весь в волосах) и пока ещё без грудей.
С тех пор прошло много лет, мы выросли, у обоих есть дети. Сестра живёт одна, без мужа. Но мужчины у неё, конечно, есть. Не могу сказать, что я не пытался (и не раз) соблазнить её вспомнить детство. Она всякий раз с возмущением отвергает мои предложения:
— Что ты? Нет! Ты ведь брат!